Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

backwards little me

(no subject)

Фанфик, обещанный the_mockturtle

На улице стоял такой туман, что стекла очков тотчас запотели. Профессор, пройдя крошечным холлом и сунув привычным движением в руки швейцара шляпу и трость, наощупь нашарил ручку двери, и вошел в уютную гостиную клуба, ориентируясь на звуки оживленной беседы, и ровным счетом ничего не видя.

Collapse )
насмешили!

Рожица буден

Три Загадочных Буквы

Еду на электричке, весь такой приличный, даже в платье, по случаю теплого дня, в город. Утро не раннее, в это время едут те, кому на работу не к девяти (высший командный состав), и те, кому вовсе не на работу (обеспеченные жители предместий, предпочитающие недешевую электричку личному транспорту).
Я забился в угол кожаного кресла, читаю на лаптопе рассылку, никого не трогаю. Вдруг слышу над ухом:
- Кто это - DOL?
- Department of Labor (Департамент Труда), - говорю, - они стандарты замены устанавливают. А что?
- Департамент труда? - изумляется пронзительный девичий голосок. - Стандарты??? В каком смысле?

Оборачиваюсь. Сидит через сиденье дева-загляденье, словно с обложки: тщательно уложенные в растрепыши локоны, очень продуманный и грамотный макияж, ах-платье, кожаный белый чехольчик на телефоне, тонкие загорелые коленки, остроносые туфли на расширяющейся книзу шпильке для удобства (не иначе, человека ждет долгий утомительный магазинный день).

А я только что статью сохранил, назвав файл: "DOL comment on most available bachelors5+ replacement."

Напугал человека на ровном месте...

___________________________
Шишков, прости, могу только прокомментировать:
слово "bachelor" означает не только ученую степень, но и слово "холостяк" -моя статья перечисляла большинство ситуаций, при которых, с точки зрения департамента, допустимо использование в требованиях работодателя к работнику, вместо мастерской степени с тремя годами опыта, степени бакалавра с пятью годами опыта - а не говорила о возможной замене для наиболее престижных холостяков, как резонно подумала дева...
swamped attorney

Морда буден

Извивы ламатьявэ

Полицейский (думаю, что молодой и ретивый) в сопроводительном листе пишет: "я стратегически поместил задержанных в камеры на расстоянии тридцати футов друг от друга, чтобы слышать, о чем они говорят. В течение примерно десяти минут они переговаривались, и, хотя три четверти их диалога представляло собой белиберду, я услышал, как один из них сказал, что за ним ночным поездом приедет его девушка, которой он нанес серьезные телесные повреждения при помощи мусорного бака (видимо, приедет, поездом в 10:48 вечера, чтобы внести залог), так что ее надо бы дождаться и это дело расследовать."

Не знаю, что там была за другая белиберда, но: "girl" - это не девушка, а жаргонное слово для кокаина, а чтобы не путать, девушек называют словами куда менее приятными; "сoming down" означает "ломка начинается", "night train" это какая-то хрень, используемая ветеринарами для анестезии животных, но которую люди тоже используют, хотя и по другому назначению. "Grievous bodily harm" это GBH, гамма-гидробитурат. Неудивительно, что парень называет себя "garbage can", то есть: человек, использующий произвольные наркотики в произвольных сочетаниях.
Иными словами, он сказал приятелю что-то вроде: "Я жрал чего попало, и у меня кокаиновый ресурс заканчивается". В смысле, друг, не обижайся, я сейчас отключусь, возможно, что и навсегда.
Полицейскому бы не девушку ждать, а за врачом отправить.
Я странен? А не странен кто ж?

Бостонские флюктуации

Ездил вечером по делам в город. Возвращаюсь.
*
Даунтаун, тьма, дождь. Прыгаю по лужам через дорогу, вижу на мостовой рядом с тротуаром валяется, пытаясь подняться, шаря руками по лужам, человек, рядом кверху ручкой зонт и чуть в отдалении - раскрытый чемоданчик, бумаги заливает дождем. Подхожу, подымаю - и его тут же перекашивает, хватается одной рукой за бок, другой за чемодан. Нормальный такой бизнесмен лет пятидесяти, усталый.
- Кто тебя? - говорю. - Хошь в скорую позвоню?
- Да не, ну их к черту. Я в порядке. У, сссволочь...
- Номер запомнил?
- Да ччерный такой, длинный...
- Лимузин, что ли? - господи, где бы лимузину у старой ратуша развернуться? - Ты хоть какие-нибудь цифры номера помнишь? Марку?
- Да ннегр какой-то, длинный... в шшшляпе... у, мать его так, контракт кчччертям размок... сспасибо, ладно, пойду. У, твварь....
Уковылял.
Только тут я сообразил - это была не машина, он столкнулся с другим пешеходом. Шли оба зонтами от ветра загородившись, да и темно.
*
Стою на остановке, жду поезда, рядом девушка с телефоном; насвистывает. В телефон, как мы говорим - причем не мелодию, а какие-то длинные осмысленные фразы. Aliens among us...
*
На подъезжающем поезде рыбья морда - реклама местного известного ресторана. Кто-то пририсовал свисающего червяка и издевательскую надпись: "За такие цены - обломись!"
*
Из подземки снизу выходит сутулый мужик лет шестидесяти, в куртке, новых брюках, кроссовках - обычный такой. С сумкой через плечо. В руке - фонарь с пистолетной рукояткой, очень мощный. Выключен. Мужик водит им взад-вперед. Я понимаю, что критический уровень шизы перейден, я в окружающем идиотизме обязан поучаствовать - ловлю блестящим концом рукояти зонтика отблеск потолочной лампы и направляю электрический зайчик в фонарь. Серебряное нутро фонаря чуть отблескивает. Мужик недоверчиво глядит на родной фонарь, бережно подносит к лицу, внимательно осматривает, улыбается удовлетворенно и прячет в сумку.
backwards little me

Совершенно Бесполезный День a-la bostonneur

Велели явиться на jury duty - и ваш покорный, в восемь утра, как последний... в общем, сегодня им присяжные не понадобились.
Оттуда поехал в центральную полицию, драться с кассетером и реквизировать кассету - по закрытому уже, как выяснилось, делу.
Оттуда в Дорчестерский суд, истребовать другую кассету - которую, как выяснилось, мы забыли заказать. (Вообще имейте в виду: если вы будете себя плохо вести, в следующей жизни будете водить автобусы по маршруту: Тremont street, Rox - Washington Street, Dor.)
Оттуда на работу - к закрытию файла и злому шефу, который все уже без меня переделал.
В общем, плюнул я, и не поехал на тренировку - отрубят еще чего-нибудь.

И ведь еле до дому дополз. Отныне считать экспериментально доказанным, что от ерундовых занятий устаешь больше, чем от работы.
привет Титу Флавичу Веспасиану
ужоснах

(no subject)

Вот, что рассказывает человек, во всех отношениях заслуживающий доверия.

И так, по предыдущей записи.
Вчера после работы я отправился домой. Еду я таким маршрутом: от платформы Новодачная до Тимирязевской, пересаживаюсь на метро и еду до своего Юго-Запада. Так вот, прикупаю я на этом маршруте бутылку пива - самое то в такую жару после рабочего дня - а на Тимирязевской уже, возле метро ее допиваю-докуриваю сигаретку, прежде чем спуститься в метро.
И так, стою я на Тимирязевской. Вокруг кипит аул, кавказцы тусуют, дети гоняют мяч в грязи, мужики сидят на корточках вдоль стены павильона метро, женщины торгуют. И вот, подваливает ко мне мент средних лет, неразборчиво (разумеется) представляется и просит документы.
Должен заметить, что такого со мной обычно не бывает. Вполне славянская внешность, приличная одежка, очки на носу - казалось бы, вон нелегальных иммигрантов целое стадо! Так нет, он документы у меня решил проверить.

Ладно, чего мне бояться? Даю паспорт. Мент смотрит прописку и т.д. Все у меня замечательно. Этот ушлепок начинает задавать вопросы про где работаете, откуда куда едете... отвечаю. Интересуюсь, чем вызван его интерес. Тот интересуется, чего это я нервничаю при общении с милицией! - сильно, да? :) Пройдемте. Зачем? Очень много разных ориентировок на преступников, надо смотреть. Ну, думаю, опорный пункт здесь же, в метро. Паспорт не отдает, хотя я требую вернуть. Ладно. Доводит он меня до проезжей части Дмитровки, там стоит белая газелька без каких бы то ни было опозновательных знаков. Боковая дверь открывается, там еще один мент - и они вдвоем аккуратно меня в эту газель принимают. Там зарешетченая задняя часть с двумя лавками, и сидят там еще трое мужиков. Менты обхлопывают меня по карманам, отбирают у меня телефон (заставляют выключить), КПК - паспорт забрали раньше. И запирают меня к этим мужикам. Никаких протестов не слушают. Сидим за решеткой. Действительно, в этой стране от тюрьмы и от сумы зарекаться нельзя. Жара за 30. Закрытая машина. Абзац. Мужиков подобрали здесь же, тоже ни за что. Одного просто идущего по улице. Другой в кафе поел и выпил там водки 100 грамм. На выходе его дождался мент. Третий за все время не сказал ни слова.

Предложения решить вопрос на месте менты отвергают, хотя очевидно, что сидельцы готовы расстаться с деньгами.

Минут через 30 менты залезли в машину, врубили какое-то особо мерзотное радио и, сквозь все пробки, поехали куда-то в сторону Петровско-Разумовской. Перед эстакадой машина ушла направо. Одним словом, где-то в районе западного Дегунина заехали в неприметный дворик, въехали в ворота, менты вышли. Мы сидим. Еще минут через 15 по одному выводят, ведут в одноэтажное характерно-ментовское здание. Там еще раз обхлопывают, отбирают все вещи, пишут опись. Подписываю опись. Забирают одежду-обувь, в трусах ведут в камеру.
Да, все это время за отдельным столиком сидит пенсионного возраста тетка в драном и грязном белом халате. Типа, освидетельствование. Никакой проверки на алкоголь нет.

В камере - 8 металлических коек с постельным бельем. Кроме нас 4х там уже сидят двое. Один буйный, которого забрали прямо из квартиры (не завидую я его сестре, которая вызвала ментов) и один молодой парень, который там сидит со вчерашнего дня. Эти двое непрерывно галдят. Парень непрерывно стучит в дверь и зовет ментов. Обоих здесь, по их словам, некоторое время держали в связанном состоянии - руки скованы за спиной, ноги скованы и подтянуты к рукам. Мужик, забратый из дома кричит, что у него "рука атрофировалась". C ним такая история - его, здесь в отделении, мент бил по морде. После четвертого удара мужик менту вломил в челюсть. Мент лег. Ну, тут уже мужика отходили. За что вязали молодого он и сам не помнит. Видимо, действительно, был пьян.

Где-то через час нас стали по одному вынимать из камеры. Все просто - подписываешь протокол, о том, что тебя взяли пьяным, о том, что все получил обратно, о том, что претензий не имеешь - и вали. Я все подписал. Очень хотелось наружу. А, да. Без протокола взяли 100 рэ. на новую кепку Лужку.

И все. В одинадцатом часу я от-туда свалил.
Сознательно опускаю свои комментарии о произошедшем. Думаю, что всем примерно ясно, что я могу сказать по этому вопросу. Да, кстати. Хорошая штука индивидуальный террор. Если бы не религиозные убеждения - я бы о нем серьезно задумался.

Эх, очень хочется кого-нибудь вроде roizmanа привлечь - да у него посерьезнее дел хватает.






Мне страшно за тех, кто сейчас в РОссии не меньше, чем за тех, кто сейчас в Израиле
backwards little me

(no subject)

К чему это я? А вот к чему:
http://www.livejournal.com/users/krolik/

Лето. Сеть пятнадцать, пропыленная девяносто пятая, утренняя неторопливая нескончаемая пробка под заунывные репортажи с предстоящей конференции мэров; неподвижно зависший вдалеке, в белом небе, над тихонько пованивающей железной толпой, вертолет. Воздух дрожит от жара. Пыльный офис с намертво задраенными от жары окнами, пыль из кондиционера, черные ящики, иной раз нестерпимо разрезаемые надвое солнцем. Папки раздаются, как беременные коровы, ящики трещат от них будто слишком тесные брюки. Острые каблучки секретарши, выбивающие пыль из ковролина. Дурной кофе, варящийся с сахаром, чтобы меньше чувствовался вкус, шеф истекает, как соленый огурец, несмотря на конфиционеры. По стеклу бредет, как Моисей по пустыне, хромая на вторую левую ногу оса. Телефон, по которому проехалось солнце, затаился и обжигает пальцы. Лампы дневного света и жалюзи...
Четыре тридцать - бегом на класс - пылающее зарево в небе - это не Америка, масса Дик, это Африка! - виляющая первая дорога, в бэнто на правом сиденье киснет котлета, ну ее... Светофоры шестнадцатой раскалены, как шампуры, на которых нанизаны разноцветные маршмэллоу. Солнце не отражается от машин, а стекает по ним и потоками устремляется по асфальту навстречу. Очки сворачиваются в трубочку как бирюза под кислотой. Кэмбридж - я начинаю понимать горошину, которой вздумалось бы отправиться в путешествие по запекаемой утке. Лейчмер, алое здание, мелочь в парковочном счетчике, кажется, сплавляется в комок. Воздух застревает на полпути в горле. На мостовой в тени сидит чайка и жалобно охает. Лететь нет сил, и ее можно понять.
Поезд дышит замогильным холодом, достоверно известно, что дементоры работают в бостонской системе кондиционирования. Остановка, входят люди, и закон теплообмена можно наблюдать невооруженным глазом. Университет. На компьютере в сумке можно жарить блины. Черный учебник, кажется, потеет...
Вечер. Листья вздрагивают, и, себе не веря, шевелятся, как недобитые эсэс партизаны. Снова метро, поезд воровато пряча холодное мягкое брюшко, проскальзывает мимо пышащих дневным жаром строек Северной Станции. Машина изнутри ощутимо теплее, чем снаружи. Домой... на улицах черно, асфальт кое-где все дымится, луна разбухла и не помещается за облаками. Все толстое, влажное и ленивое.
На подоконнике сгрудились, как птенцы, кактусы, жалобно просят пить - слава богу, окно на северо-восток.
Стакан апельсинового сока. А лучше - воды - с ледяными кубиками. Твердой пиши организм не принимает.
Спать - осталось пять с половиной часов, потому что выехать нужно раньше, чем продерет глаза эта злокозненная желтая рожа...
backwards little me

История, леденящая кровь

Тамагочи привез мне из Сан-Франциско закладку - рисунок из Властелина и кольцо с ашназгдурбгатулуком на шелковой нитке. Кольцо назначено было болтаться снаружи и услаждать взор, пока закладка делает свое дело.
И вот, выскочив из поезда с книжкой, обнаруживаю, что кольцо соскочило и сбежало. Жаль закладки, но черт с ней: представляете, находит кто-то в метро под ногами тонкое золотое колечко. Подбирает, чтоы рассмотреть, а там - И ПРАВДА ОНО!