Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Паруса

Земную жизнь пройдя до половины, я принял зарок каждый год делать что-то, чего не делал прежде - на случай, если вдруг зря не делал.
В этом году - паруса.
Cобственно, сходить под парусом куда-нибудь, разобраться, как оно работает, и должно ли составлять непременную часть жизни, я собирался последние лет десять. А тут звезды встали почти идеально: мы познакомились (ну да, а где же еще?) с одним хорошим парнем, который всю жизнь сам шкиперит, детей научил, и плывет всюду и везде, когда может. Он подорвался с тусовкой нубов, состоявшей в этот раз из нас с simonff, пройти вдоль бережка в наших краях, так что мы зафрахтовали на троих тридцатифутовую лодочку с дерзким именем Pretty Slick, и двинули приключаться.





Зафрахтовать лодку можно в марине (особенно если ты Ваня, и знаешь всех местных), при условии, что у кого-то в тусовке есть шкиперская лицензия и еще хоть кто-то один вообще имел дело с парусами прежде. В качестве второго у нас был я, с моим полуторамесячным примерно опытом взадвпереда на крошечных валких лодочках, принадлежащих яхт-клубу MIT, по Charles River с Димдимом, которого тогда интересовало это дело.

Нам поверили, и лодку дали (в обмен на ключи от машины).

Собственно марина представляет собой большую лодочную стоянку






Там же внезапно довольно благоустроенный душ, заправочная станция со всем, что надо для починки, и всякого рода жутковатые механизмы для вынимания кораблей из воды и проведения манипуляций с:



Мы оглядели лодку, убедились, что мотор и туалет работают исправно, в леднике (это такой холодильный шкаф) заныкан кусок льда фунтов на двадцать, и вышли из марины, сперва, конечно, под мотором: ветра почти не было.



Cобственно, что представляет собой лодка - вот, как она выглядит со свернутыми парусами:




Посреди лодки, как видите, мачта, которую удерживают два железных каната (на них указывают стрелки влево и вправо).
Парусов у лодки два, на картинке оба они свернуты: грот (на него указывает стрелка вниз), который лежит поверх гика (это такая палка поперек мачты, на нее указывает стрелка вниз), и стаксель (на него указывает стрелка влево), который обмотан вокруг одного из канатов, удерживающих мачту.

В развернутом состоянии оба паруса это остроугольные треугольники из довольно плотного материала и выглядят примерно так:



Грот обоими нижними углами закреплен на гике (помните - палка поперек мачты), а верхним - на веревке, которая позволяет ему ползти вверх вдоль мачты, докуда капитан скажет: чем слабее ветер, тем больше площади паруса требуется, тем выше надо его поднять. В свернутом состоянии грот сложен слоями, наподобие многоэтажного бутерброда, а когда его разворачивают, тот угол, что прикреплен к веревке, тащат вверх по мачте до упора, и под это дело вся остальная часть паруса тоже потихоньку разворачивается, и он начинает напоминать треугольник.
Стаксель двумя углами закреплен на веревке, которая идет от носа лодки к верхушке мачты, и в свернутом состоянии обернут много раз вокруг ее - третий угол торчит наружу, и привязан к веревке, которая идет вдоль борта. Когда его разворачивают, то тянут за ту веревку, где третий угол, на себя, и он потихоньку раскрывается и натягивается.

Яхта со свернутыми парусами идет на моторе, отравляя окружающую среду легким ароматом дизеля, и ждет, пока состоится ветер, а сзади нее, на веревочке, бесславно болтается небольшой надувной плотик, который в русском узусе именуют "туз" (видимо по аналогии с собакой на поводке) - на рисунке на него указывает красная стрелка- собственно, вот он:



Если ветра не ноль, можно, собственно, подымать паруса, ради чего всё и затевалось.
Чтобы поднять грот, кто-нибудь, кого не жалко, идет к основанию мачты, разматывает бухту дрянной китайской веревки, и изо всей силы тянет вверх, перехватываясь, а кто-нибудь другой тем временем расправляет с противоположного конца подымающийся грот, чтобы не путался. Человечество, которое задолбало укладывать паруса, придумало систему веревок под названием lazy jacks, которые просто идут вдоль паруса, не позволяя ему складываться в больше, чем одной плоскости.

Паруса подымают непременно по команде того, кто у штурвала, потому что он в этот момент смотрит, куда и какой ветер - если неправильно расположить лодку относительно ветра, паруса вместо того, чтобы расправиться под ветром, начнут трепыхаться, как подбитая птаха, являя вид взъерошенный и печальный. Но наш капитан свое дело знает.




На некоторых лодках, кроме грота и стакселя, есть еще такой spinnaker - огромный и очень легкий парус, который уносит при надлежащем ветре лодку к чертям, и требует искусства в обращении. Наш капитан, зная, что имеет дело с нубами, не стал даже брать его (за него надо платить дополнительно, особенно если факапнешь, что довольно просто сделать от неумения); выглядит это дело вот как:




Мы выбрались из марины, неторопливо с удовольствием подняли по вышеописанному сценарию оба паруса, и добрались до острова, составляющего часть какой-то выступающей из берега косы, и решили его облазать. Понятное дело, оставить лодку просто так посреди бухты тоже нельзя - унесет - поэтому следует становиться на буй: что, разумеется, позволено не всякому, а только тому, против кого не возражает хозяин буя. Однако мы собирались только прокатиться до острова, и поступили как все те, кто бросает машину на гидранте, чтобы заскочить в булочную: подцепили ненадолго чей-то чужой, пока хозяин в отлучке. Тут-то и пригодился тот самый тузик - мы влезли в него и двинули к цели. Капитан агитировал искупаться, однако, вода была очень мутная и нечистая, я не рискнул.




Остров был сплошь из насыпанных ракушек, такое ощущение, что безо всякой земли под ними. Я никогда не видел столько разных птиц одновременно - белые цапли, лебеди, непременные чайки, какие-то небольшие птахи вроде очень изящных уточек в три четверти размера (капитан назвал их, но я позабыл), и, в порядке апофеоза, сидящая на яйцах орлица - при попытке приближения она разражалась негодующим скрипучим мявом. Мы набрали сколько-то ракушек (sciuro однажды сделала с ракушками такую офигенную каллиграфию, что я до сих пор ей таскаю иногда, мало ли).

Телефон с собой я в неверного туза брать побоялся, так что верьте на слово.

На воде есть своя система правил дорожного движения, в частности, маяки маркируются цветом (красный и зеленый), чтобы при возвращении в марину у тебя красный был справа (при выходе, стало быть, слева)




Потом мы вернулись и пошли к мосту галсами: ветер был не попутный, а вбок, поэтому мы продвигались, сколько могли туда, куда дуло, после поворачивали под ветер, проходили на остатках скорости сколько получалось, затем снова поворачивали, ловили ветер, и так до самого моста



А ветер был изрядный, пятнадцать узлов двадцать, как поправляет в комментариях капитан, а ему виднее, у него приборы - так что мы вовсе убрали стаксель и "взяли второй риф" - то есть, приспустили грот, и закрепили его не на самой верхушке мачты, а ниже, чтобы площадь, подставленная ветру, была меньше.



За мостом открывался город Ньюпорт, известный широкой публике в основном своими дворцами богачей и улицей, где можно меж ними ходить. На самом деле, вздор это, туда надо только тем, кому в организме не хватает золота, хрусталя и финтифлюшек - а в районе пристани Ньюпорт очаровательный, совершенно староанглийский, и в бухте куча народа тусуется.







Надо сказать, вместе с лодкой капитану выдают важную штуку - рацию; при подходе к городу он настраивается на определенный канал, в частности, чтобы попросить позволения пристать. Что, собственно и произошло: Ваня вызвал берег спросил, есть ли для нас парковка, на берегу сказали: не вопрос, курс на церковь, и паркуйтесь на 432 буе. Мы так и сделали, на этот счет в лодке имелся специальный багор, которым надлежало зацепить буй за ухо, вытянуть привязанный к нему канат, и обмотать вокруг утки (это такое крепление).







Надо сказать, заловить этот чертов буй была самая настоящая засада: все равно, что поймать иглой в тарелке рисинку - лодка ведь, как машина, имеет тормозной путь, ее сходу не остановишь. А когда поймаешь этого прохиндея, выясняется, что весь его канат порос ракушками...




Лодок было во множестве - чтобы попасть на берег нужно или седлать своего туза, или прыгнуть в water taxi, которые можно запросить по рации.






Мы спустились в город - побродить и поужинать, толком ничего не ели весь день.


Но первым делом - глядеть на важную достопримечательность: Великий Пень:




К черту идиотские дворцы, Ньюпорт вот:

















Городская библиотека: окошко светится...




Возвращались в ночи, и бродили бы дольше, но последнее водное такси отправлялось около десяти вечера




Наутро мы продрыхли аж до половины седьмого - ну, то есть, мы с simonff, потому, что капитан, который спал снаружи, встретил рассвет "невыносимой лиричности" (с)и ждал нас, добрый человек, вместо того, чтобы поднять пинками, как положено.

Мы решили к вечеру идти в Бристоль (местный, разумеется, у нас свой есть), но сперва выглянуть в океан, ветра половить...









Люди, как известно, делятся на два типа, и ваш покорный слуга относится к категории "перчатка": стоило окончиться легкому прибрежному покачиванию, и начаться зыби, как я был вывернут наизнанку со всеми потрохами, и хорошо, что не особо завтракал. Сердобольный simonff попытался затолкать в меня таблетку драммамина (собственно, последовательно две), однако обе тотчас тоже отправились к рыбам.
Как известно, лучший способ сушить вывернутые перчатки - положив на солнышке под легким ветром, чем, собственно, дело и закончилось. Для дальнейших маневров я был решительно не приспособлен, впал в медитацию под сенью стакселя, и вернулся к миру только где-то уже в виду Бристоля.




Бристоль крохотный, очень милый, и водное такси в нем, в отличие от понтового Ньюпорта, бесплатное.



Два поколения моряков



Местная марина:




Почти у самого из нее выхода - музей всяких лодок, куда наш капитан никогда не попадал, потому, что обычно к моменту прибытия тот оказывался закрыт. Нынче мы успели буквально минут за десять до закрытия, но нам намечалось какое-то торжество и посторонних не пускали. Капитан, впрочем, тотчас обаял вахтершу, и нам позволили быстренько сунуть нос в экспозицию, пока не началось.



И тут не без стимпанка




Мы пошли шляться: там толком была одна длинная улица вдоль побережья














В Бристоле гнездятся любители интересных автомобилей, которые парадоксально подходят к местным улочкам.
Вот, например:





Битый битого везет



Из этого вообще вылез чувак с пиццей наперевес



Очень странный алтарь...




Закат








Вообще, я так понимаю, брождение по закатным городкам составляет важный компонент парусного дела.

Наутро времени оставалось не так, чтоб очень, и мы решили дойти до Провиденса, потому что больше толком в тех краях ничего нет.
Кто только не тусуется в тех водах..





















Под конец мы даже приосанились и, благо словили попутного ветра, пошли бабочкой - это когда паруса в противофазе и подставляют ветру максимальную площадь поверхности - капитан наш называл этот маневр "команда курит, штурман в мыле", потому, что ход зависит от точности движений рулевого, а не от способности народа разбежаться по лодке и в нужное время быстро натянуть или отпустить веревку:





Ну, кто шел к городу при попутном ветре, тот обратно идет как? Правильно, галсами всю оставшуюся жизнь, или, не выщелкиваясь, на моторе. Капитан боялся опоздать, потому выщелкиваться не позволил, пустил меня за руль и я довел нас до марины.

У нас оставалось еще пара часов погулять по Провиденсу, который тоже, в районе университета, очень милый, весь в красном кирпиче и кружевных башенках










Найди лист платана среди циссуса:




Хотя представления об искусстве у местных своеобразные

Гиганские муравьи отложили гиганские яйца:



Смотришь на это и понимаешь, что Лавкрафт умер, а дело его живет...




По результатам всей этой эскапады имею сказать следующее:
Во-первых, тот, кто считает тэлери тормозами никогда не ходил под парусом. Это занятие подразумевает умение долго ждать и молниеносно реагировать на точку на горизонте, потому что какому-нибудь tornado kick в парусном деле соответствует крошечный поворот руля в нужный момент, и вот уже мы не столкнулись с другим кораблем или островом. Кто не успел, тому panpan. Все вещи на воде происходят очень, очень сильно заранее, и если промахнулся, успеешь неспешно прочесть молитву до того времени, как получишь от трех бортов в угол. А вот кто на лодку пришел с ящиком выпивки потому, что все тут равно все медленно, тот ничем не отличается от человека, который тот же ящик поставил в джип и стал на дорогу: это можно делать только если за много миль вокруг никого нет, или если ты остановился.

Во-вторых, я понимаю тех, кто так отдыхает. Изрядную часть времени на лодке реально нечего делать, так что с собой надо брать несколько интересных тем для беседы или малознакомого спутника.

В-третьих, маленькие новоанглийские города на закате, это тема.

Со всех дел, это был потрясающе интересный опыт, но, видимо, мы, перчатки, все же люди сухопутья.


Cколько фотографий лодочек нужно человеку? Все. Поэтому, остальные здесь

Tags: horas numero
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →