Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Categories:

Мексиканский дневник.



С утра за нами приехал на машине новый гид - Серхио, и мы двинули за город. Дэль, скисший от cтоличного, с позволения сказать, воздуха, ожил и зачирикал.

Сначала мы отправились в Куэрнаваку, просто потому что там хорошо, и "всегда весна". Серхио попытался припарковаться в центре всего, дав, как он выразился, на чай полицейскому, но полицейский где-то шлялся и остался без бакшиша, а нам пришлось поехать на стоянку под домом, впрочем, довольно дешевую.



Куэрнавака и правда ужасно милая. Серхио сказал, что местные мексиканцы приезжают сюда из столицы жарить мясо и валяться у бассейнов, которых тут немало, и сюда же уходят на пенсию старые священники, из-за прекрасного климата.




Мы начали с церкви Филиппа Японского - бедолаги, который ехал с Филиппин обратно в Мексику, принимать посвящение (за неимением на Маниле епископа) - в шторм сбился с пути, и угодил в Японию, где был, вместе с другими двадцатью шестью свяшенниками, был распят. Википедия и klammeraffe говорят, что за вмененную им всем, ввиду наличия на кораблях пушек, попытку завоевания Японии, а местный утверждают, что за прозелитизм - но, как бы то ни было, с тех пор он считается первым мексиканским святым. Мы пробрались туда, пока ловцы туристов только раскладывались у входа со своей спецбумагой и статуэтками из глины.

Церковь старая, выстроена в формате фортеции, с новой внезапно башней.








Внутри она по-францискански скромная, очень толково сделано окошко над крестом, так что свет падает подлинно небесный, и расписана фресками про Филиппа. Фрески очень старые, но сделаны на редкость тонко.










Снаружи устроено что-то вроде алькова для проповедей вне храма, и там висит огромный современный кусок искусства с пеликаном на раскинувшихся ветвях, однозначно изображающим Христа распятого.




Внутри церкви устроен симпатичный клуатр, но туда постороних не пускают, Серхио показал нем его через дырку.




С обратной стороны двора вдруг часовня розового камня с кучей барокко. Она действительно кривовата, но если выровнять фотографию, начинает несколько кружиться голова...



Внутри алтарь золоченого дерева и невероятная современная картина: три одинаковых человека, изображающих Троицу, но с атрибутами.






Посреди церковного двора стоит крест, на месте бывшего капища, и табличка наверху наклонена на нем по православному канону - а нижней нет (непонятно), зато у подножия креста череп и скрещенные кости, символизирующие победу господа нашего над смертью, и привет Кетцалькоатлю, на всякий случай.




Городок очень симпатичный, маленький, воздух куда лучше, чем в Мехико.








Серхио показал нам памятник Морелосу, совершенно не прекрасный, потом Тамагочи потребовал указанные в Вики-трэвел сады, устроенные каким-то местным богатеем по имени Бурка, и Серхио безропотно двинул в сады. Это была довольно разумная идея - там тенисто, славно, фонтаны-бассейны с синей водой.






Растут манговые деревья. Манговые! С плодами!



Удивительно. Я так до конца и не поверил, как будто пирог с мясом растет, как в стране Кукане.


Это улей. Для пчел.



Это лист, для Тамагочей.



Это местное население.




Там же стоит отличная химера из папье-маше, раскрашеная, со всех сторон прикольная - они часть местного праздника, а потом заканчивают свои дни в краеведческом музее.





Вокруг нее сам бог велел беситься



А рядом идол, для той же цели.




Больше там ничего толком смотреть не было, и мы поехали в Таско, город среди гор. Он известен серебряными шахтами - Кортес искал олово для бронзы, а нашёл серебро. Шахты разрабатывались довольно долго, и до сих пор там добывают цветой камень сродни тому, из какого сделана мозаика в университете, а также торгуют серебром. Серхио, который там знает каждую собаку (обратное верно на 75%), привез нас в какой-то шикарный магазин, который держит кооператив из пятнадцати семей.



В магазине был целый перформанс: нас торжественно завели в отличный темный внутрискальный лабирит из пенопласта, довольно подробно, на хорошем медленном, для туристов, испанском рассказали о серебряных промыслах и дали выпить какой-то местный прохладительный напиток (вода, лимон, мед и семь капель текилы). Потом хозяин - очень импозантный джентльмен - устроил целое шоу: дал нам подержать в руках серебряный стакан, чтобы сравнить по звону с посеребренным, и третьим, сделанным из чепухи. Признаться, посеребренный звучал лучше всех, и я выбрал его, чем доказал совершенную профнепригодность в качестве менялы.





После нас выпустили в магазин, где продавалась довольно тонкой работы ювелирка, но мы не повелись.

Улочки там все горбатые, как в Cordes sur ciel, и вообще городок очень похож на южнофранцузский или итальянский - весь белый, оранжевые черепичные крыши. Над городом - шикарный отель с одной стороны, и раскинувший крылья ангел с другой.






Время было обеденное: Серхио нас повел в Отель с Видом, где туристов кормили пресной притушенной курицей и вареной морковкой, а сам присоседился к столику водителей, где подавали нормальные человеческие специи с небольшим количеством жареной муки, так что все остались довольны.






Городок "магический": это термин, придуманный правительством для раздачи, вместе с некоторым пособием, городам, которые привлекательны для туристов - то есть, если жители достаточно хорошо его чистят и доводят до ума туристские аттракционы. В конкретно Таско каждый год идут процессии, по улицам, до церкви, как церковный ход наоборот. В них идут, согнувшись, женщины с посохами дождя и скованными щиколотками, и мужчины, некоторые из которых несут толстые связки шипастых деревьев, разрывая кожу на руках и плечах, а другие - флагелланты - несут кресты. Во искупление грехов мира. Серхио показывал фотографии - жуть кромешная. Логика с жертвами ацтеков, необходимыми, чтобы мир продолжал вращение, воспроизводится в деталях.




Бурка, чьи сады, оказывается, жил тут: сын его, выполняя отцовскую волю вопреки своей, пошел в священники, и отец для него отстроил церковь, выписав лучших архитекторов, каменщиков и художников.










Смотрится офигительно - розового камня, вся как китайская лаковая шкатулка, только с кучей святых, причем без особенного разбора, толпой, по принципу много не мало - тут тебе и Иоанн-креститель, и Петр с Павлом, и евангелисты на башнях, внутри стопятьсот позолоченных алтарей, кафедра такая резная, что нет слов, и с Франциском наверху: наверное, в своё время у людей дух захватывало.





Пол остался того времени - из сосны и розового дерева. Закуток для переодевания священника весь расписан житем Пресвятой Девы, причем попадаются довольно странные сюжеты, типа обрезания Христа; офигительный резной стол для каких-то нужд, а в орнаменте - внимание! - Тлалок с высунутым языком и глазищами, и кетцалькоатлики, видите?



А в углу, по последнему слову техники, устроен рукомойник, чтобы омывать руки проточной водой, которую служки заливают через дырку сбоку.




Потом Тамагочи потребовал перерыв на power nap, и тотчас, как солдаты, уснул под статуей Святой Девы. Мы с Серхио, раз так, пошли жрать мороженое из кактуса и трепаться. Оказывается, гидам в Мексике нужно обновлять свою лицензию каждый четыре года, через специальную школу, и Серхио жаловался, что опять нет времени... Оставив Серхио с бутылкой, я пошел упромысливать Тамагочи, чьи десять минут давно вышли, но в церкви его не обнаружил - зато оказался, весь такой в коротких штанах и бандане, посреди довольно торжественных похорон. Меня учтиво проигнорировали - так у гитаристов свист пальца по струне не считается звуковым огрехом - а Тамагочи обнаружился через некоторое время в мороженной, трепящимся с Серхио, и, с серьезным видом, уплетая мороженое из кактуса, спросил меня, как спалось...

Шляться по городу было одно удовольствие, он весь ступенчатый и многоуровневый, и какой-то хрупкий, как нарисованный.






Серхио за каким-то хреном решил показать нам местный рынок - ну рынок и рынок, купили два мамея у бабушки.




Угол пресвитерианской церкви и Макдональдса. Веротерпимость на высоте - хотя город считается очень-очень католическим.



При этом внезапно на крыше бац - Ника Самофракийская.




Потом мы поехали на фуникулере наверх горы, в Шикарную Гостиницу (тм), мимо выстроенных по склонам домиков










Внутри ничего особенно прикольного, чего ради Серхио нас протащил по всему отелю, продемонстрировав всякие его блага мы так и не поняли, рабочая версия - отель ему что-нибудь хорошее делает за факт привода туристов, что-то вроде контекстной рекламы in anima vili.




Впрочем, этот город можно фотографировать до бесконечности.



На обратной дороге Серхио вдруг пробило. Если Альваро говорил о Мексике с некоторой горечью, и своё видение лучшего будущего предварял извинительной улыбкой, в Серхио вдруг включился революционного свойства патриот, совершенный Сикейрос - его несло с той же скоростью, что машину, мы угадывали во второго на третье, однако, ситуация, видимо, совершенно непрекрасна: отсутствие видимой логики предпринимаемых реформ его бесит, идея потенциально близкого союза с Америкой вызывает дрожь ужаса, но что толком делать с безработицей, бескормицей, и в целом тупостью человеческой, ему непонятно.

Мы отпустили его с некоторым количеством чаевых, потому что он славный, и болтать с ним было вполне адекватно.

Завтра последний день, так что надо собираться.

Еще фотографии тут

Tags: peregrin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments