Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Categories:

Мексиканский дневник.



Сегодня мы вызвали Альваро к половине девятого, на полчаса раньше, потому что он должен был уйти в полдень к другому клиенту.

Мы пошли в недоосмотренный с Давидом замок, который находится в самом большом парке американского континента (у мексиканцев дофига всего самого большого), и вообще шляться. Добрались на такси - везде был час пик, и это оказалось самым быстрым способом.








Рядом с парком стоит сооружение, которое Альваро назвал "монумент коррупции", официально - монумент независимости: большая, этажей в тридцать, кварцевая дура в виде двух параллельных плоскостей. На постройку ее был нанят австралиец, кварц везли из Бразилии, и постройка делалась по механизму, принятому в России, кого-то даже посадили по итогам, а бюджетных денег растратили какое-то невероятное количество.




Перед входом в парк два отличных льва: лев свирепый, и лев обиженный, открывающие мост через хайвей и широкую аллею - аллею императрицы - до самого мемориала






Вообще, воздух при входе в парк сразу меняется. Аллея упирается в некий вариант родины-матери, посвященный, если я верно понял, героической гибели шести студентов, о которой была речь во втором дне.






Прежде, чем подыматься к замку, мы зашли в Улитку (кстати, я только там провёл ассоциации с именем горбуна из "Города Мастеров", по имени Караколь) - это такой музей истории Мексики в кукольных сценках, который расположен в спиральном коридоре, и кончается стрёмной комнатой со статуей орла над конституцией.




В музее фотографировать было можно, но нечего, поэтому и те, кого не прикалывает история Мексики нового времени в бастардизованном изложении, может пропустить следующие пять абзацев.

Начиналась история с довольно нового времени - с Идальго, 1810. Это был священник (почему-то тут все мятежи начинали священники). Он пытался помогать местным, в итоге охренел от бедности и безысходности, сказал знаменитую речь, призывая восстать против испанцев, собрал 90 тысяч бедняков, двинул их на столицу. У Идальго была возможность атаковать столицу, но он не стал - Альваро сказал, что он испугался того, насколько свирепы были его собственные воины, и повел их на север. Он дошел со своими до Гвадалахары, где их положили костьми шесть тысяч испанцев. Самого Идальго экскоммуницировали, судили судом инквизиции, и расстреляли, а головы его и солдат выставили на кольях на десять лет.




Его подлинный штандарт (видите, на картине, который с Девой?) хранится в музее тоже:




После Идальго дело мятежа взял в свои руки Морелос - тоже священник, полунегр-полуиндеец, и родственник Идальго. Собственно, начинали они вместе, Морелос был при Идальго полковником и был послан на юг взять Акапулько, что он и сделал. Но Морелос пошел дальше, и взял почти весь юг, осободив немалую часть страны - в итоге, был собран Конгресс, и в 1813 году была провозглашена независимость от Испании. Морелосу предложили титул генералиссимуса, но он предпочел зваться "слугой народа". Испанцы до конца, впрочем, додавлены не были: там как раз победили Наполеона, монархия воспряла, и в 1815 его поймали, привезли в Мексико-Сити, где была испанская власть, и казнили (в пригороде, подальше от народа).

Партизанские войны тем временем продолжались, и скоро к ним присоединились креолы. Августин де Итурбиде, военачальник, который дрался с Морелосом, в какой-то момент перешел на сторону креолов, и стал драться за независимость, чтобы спасти страну от республиканцев. Он возглавил креолов, задружился с повстанцами, аристократами и церковью, и Испания с ним ничего толком сделать не могла. Он занял столицу, и в 1822 году провозгласился императором. Однако, расплатиться с армией не смог, и генерал Санта Анна его скинул и выпроводил в Европу, и заделался президентом сам. Августин вернулся было, и напрасно, потому что его почти сразу расстреляли.

За 55 лет там сменилось 75 президентов и императоров, поэтому говорим только о главных вехах: в 1836 году отделился Техас. Началась война с Америкой: в Новой Мексике восстали Команчи, граница с Техасом была невнятная, и американцы с мексиканцами там столкнулись, и гнали их до самого Мексико-Сити, до собственно замка, где мы всё это выяснили. Трогательная история взятия замка, где находилась военная школа (с шестью кадетами) описана во втором дне.

Американцы на этом месте выдавили из Мексики за 15 миллионов северные территории, простили им долг, и ушли.

В Мексике тем временем царили голод и караул, либералы старались что-нибудь сделать для простого народа, и началась война реформ - медлу либералами и консерваторами, в которой победили либералы, и президентом стал Бенито Хуарес, индеец по рождению, и глава Верховного Суда. Улитка на этом месте кончилась, и мы пошли догоняться остатками истории выше, в замок.








Мексиканские монархисты в 1859 году натурально двинули к Максимиллиану в Европу, просить его на царство. Наполеон Третий стал его в эту сторону склонять тоже, французы, воспользовавшись тем, что Америка занята гражданской войной, взяли столицу, и в 1864 году Максимиллиан приехал.




Альваро говорил, что он был довольно хороший человек, поддержал большинство либеральных начинаний Хуареса - однако, война реформ все-таки тлела, и через три года республиканцы столицу отбили, а Максимиллиана расстреляли. Шарлотта, его жена, сошла с ума от горя, и умерла где-то в Бельгии.




Хуарес вновь сел на президенство в 1867, отделил церковь от государства, выдал равные права индейцам, и, если верить официальной пропаганде, был любим народом, но Альваро говорит, что он был тиран, незаконно переизбран, и вообще, в его честь назвали Бенито Муссолини.




Генерал Порфирио Диас, проигравший Хуаресу, против него восстал, но безуспешно - однако, когда Хуарес умер, Диас снова восстал, пробился-таки в президенты и сидел восемь сроков. Альваро крыл его на все корки, в основном за попытки сделать из Мексики Европу, расизм (он белил лицо и велел рисовать себя на портретах белым, хотя сам был смугл), и жестокое обращение с индейцами, которые то и дело восставали.




Техническое развитие страны шло в гору, и экономика росла довольно неплохо, Мексику зауважали. Когда в начале двадцатого века началась общая депрессия, восьмидесятилетний Диас подтасовал выборы, Мадеро, который был против него, начал собирать силы для противостояния, и его дело кончилось революцией в 1910 году - море крови, горы трупов, Диас сбежал во Францию. Мадеру, Запату и Панчо Вилла, лидеров восставших, перестреляли генералы Диаса; a Америка не особенно-то совалась разбираться, ей хватало хлопот с Первой Мировой.




После революции, которая длилась толком около девятнадцати лет, президентом стал Обрегон, образовалась партия, которая назвалась Национальной Мексиканской Партией, и существовала до 2000 года, потом внезапно проиграла выборы, президентом стал Фокс, но сейчас она снова пришла к власти.

Cикейрос, чьей фреской открывается музей, по поводу революции настроен был довольно скептически, в смысле, если верить фреске она возникла, три миллиона в ней погибли, и кончилось ничем:






Из интересного: в музее стоит единственный, если верить Альваро, известный бюст Кортеса:




Там есть некоторое количество дворцовых интерьеров с сияющими стульями и в хрустале, фотографии по ссылке внизу, выкладывать тут не стану, это добро везде одинаковое.




После замка мы отпустили Альваро, и отправились бродить по городу - сперва в квартал Розы, который просто богатая часть города. На самом входе там стригли дерево. Всей семьёй. Улицу перегородил кузовик, в кузове стояла матушка, отец сгребал граблями ветви, а трое братьев безуспешно подымали на веревке четвертого.








Мы забрели в книжный выпить кофе, и с интересом поглядели на местный букинист, а я еще и с удовольствием прочел японскую сказку на немецком. Вот вы устояли бы перед возможностью сделать это Среди Мексико-сити?




Потом отправились шляться по Колонии Розе - это приличный богатый квартал.






Забегаловка. Обратите внимание, человек в костюме на заднем плане: приличное место, куда выскакивает обедать народ из офисов.




Богемное кафе




На тележке с детенышем надпись: покупаю (UPD: _teodora_ в комментариях предполагает, что это старьевщик. Очень возможно, я никогда не видал их живьём, только у Гиляровского читал про).




Нас занесло в зоопарк, который, как выяснилось, бесплатный. Перед входом тусовался мужик с немалой змеей, и устраивал всякого рода трюки





Зрители:






В парке живут офигительные рыжие белки!




До закрытия оставалось около полутора часов, и мы решили зайти в птичню, где пускали гулять среди живых птиц - однако, опоздали, буквально на пару минут. Так что всяких фламинго и грифов видели только через сетку, и пошли к бабочкам - среди них можно было бродить - а потом, мимо обезьян, к выходу.












По-моему, это какой-то сбежавший знак препинания, а не зверь.







А это те самые голые "недособаки", скелеты которых найдены были в храме Кетцалькоатля.




После мы сунулись было в другой приличный квартал, но там не было ничего интересного.




Вообще Мексико-сити довольно похож на Нью-Йорк, только с существенно более чистыми тротуарами и существенно более грязным воздухом. Народу много, он довольно дружелюбный. Удивительное впечатление производят местные дети. Они тоненькие, с умными глазами, и ТИХИЕ. Группа детей может пройти по улице с учительницей, сдержанно гомоня, не более того - в то время, как американские напоминают стаю мартышек.

К вечеру я вымер от угара (кроме шуток, почти потерял сознание, и Тамагочи меня отпаивал кофе в фойе какого-то банка), но мы решили все-таки пойти на местный народный балет, который нам со всех сторон хвалили: забежали в отель переодеться по-быстрому, и двинули.

В театральной своей части Belles Artes выглядит на удивление современно, народу довольно много. Рядом с нами сидели немцы, с которыми отдельный вынос крыши был переговариваться на испанском (я еле парсил фонемы, которыми они обменивались, но при том, что немецкий когда-то знал довольно недурно, каша в голове та ещё).






А это их знаменитый стеклянный (без дураков, из кусков стекла сделанный и специальной машинкой подвигаемый) занавес:




Надо сказать, все народные танцы в чем-то похожи друг на друга. Мексиканцы так даже ухают и взвизгивают как русские, движутся полухороводами, яркие платья и каблуки у дев, шляпы у мужиков. Совершенно российские способы построения мелодий, только что вместо балалаек гитары и тридцатичетырехструнные арфы, которые, впрочем, звучат тоже как гитары. Отдельно охренеть, сколько народу в театре фотографирует со вспышкой во время представления. До сих пор непонятно, зачем - ничерта же не выйдет на фотографиях, то ли дело - айфон. Впрочем, у меня тоже ничерта особенно не вышло, но это дает некое представление о формате зрелища:











Вернулись мы уже ближе к одиннадцати, записались, выпили апельсинового сока, и спать - завтра вставать в полвосьмого...

Еще фотографии тут

Tags: peregrin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments