Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Categories:

Мексиканский дневник.



В этот день нам был положен гид на машине. Его звали Фернандо, и он на самом деле (мы уверены в этом!) - граммофон. На нём когда-то в социалистические времена записали некоторое количество текста из третьесортного учебника истории, штук восемь лозунгов и англо-испанский разговорник, опустили иглу и отправили в мир. Тамагочи подошел к делу как сисадмин, и нашел несколько довольно прикольных багов; я все не помню, но один был такой: на вопрос, сформулированный как "если Х, как ты говоришь, то почему У", он передвигает иглу на начало дорожки, и начинает с предыдущего абзаца. Осмысленность Х и У, связь их, и даже язык, на котором произнесено У, роли не играет, но это была хорошая альтернатива фразе "Фернандо, говори медленнее, я не понял последнего предложения совершенно", которую я через пару часов знакомства произносил на испанском уже довольно бегло. У него была, впрочем, одна прикольная деталь - он указывал предметы на расстоянии солнечным зайчиком, который пускал из зеркала.

Начал с того, что привез нас на площадь трех культур (доиспанской, католической и современной), названной так ввиду того, что турист может охватить единым взглядом срез истории Мексики. Эта фотография вышла довольно дурно, но очень яркое солнце.




Доиспанская часть представлена большой раскопкой ацтекского городка Тлателолько, который был только позднее присоединен к главному - на ней был когда-то огромный рынок, и маленькая пирамида о семи слоях (последний еще не раскопали) с календарным храмом.






На стенах вот такие страхолюдья, объяснения которым в граммофоне не содержалось.




Часть католическая представлена церковью святого Иакова, которую францисканцы построили позади городища (if that's the term). Оказалось, их знак - две скрещенные руки: одна в монашеском рукаве, другая (обнаженная) - господа. Посмотрите на левый наличник, там довольно хорошо видно.

Внутри современные - отлично сделанные - витражи в виде синих камней, которые сообщают всему убранству совершенно офигительное освещение, как правда среди неба идешь.



Церковь убрана очень строго, посреди всего на колонне огромная картина святого Христофора, который, оказывается, тоже мексиканский любимый святой. Легенду про Христофора все и так знают, но вот почему Христофор в церкви святого Иакова, не знаю уже я.



По бокам евангелисты: вот вам Марк, остальные на сайте.



В этой церкви, будто бы, крестили Хуана Диего, о котором см. ниже. Прямо рядом с нею стоит помятник, посвященный последней великой битве (тм) ацтеков с испанцами: море крови, сорок тысяч трупов, конец доколумбовой цивилизации. На камне надпись: здесь не было победивших и проигравших а состоялось печальное рождение мексиканского народа - метисов - которым мы и являемся.

С противоположной стороны площади некоторое количество высотных домов, и здание МИДа, обтянутое по фасаду неоновыми ленточками, фотографировать который я не стал, но граммофон потратил около пяти минут на объяснение того, как они работают, и зачем нужны. На этой площади в 68году было студенческое восстание - начиналось с противостояния с полицией, студенты стояли и орали: "Хотим революцию, а не Олимпиаду!" - и внезапно МВДшные снайперы "Бригада Олимпика" стали из соседнего здания палить по полиции, те решили, что это студенты, и расстреляли их. Газеты про это дело молчали до последнего, и только иностранные корреспонденты, которые наводнили город из-за олимпиады, это раскопали и вытащили: Альваро назавтра поведал, что в 2006 году бывшему президенту даже предъявляли на эту тему уголовное обвинение, но Фернандо нам об этом рассказывать не стал. Вообще, слушать его было довольно интересно чисто антропологически: он совершенно квасной патриот, я таких последний раз видел в доперестроечном советском союзе. В частности, с гордостью продемонстрировал национальную опунцию, которую археологи нарочно посадили в углу городища.



Да, это на такое растение опустился в своё время орел со змеею в клюве. Бедный...

Оттуда мы поехали к Святой Деве Гваделупской. Оказалось, что ей посвящен целый комплекс: обширные сады, и несколько часовен: старая, современная и несколько маленьких, в том числе одна в арабском стиле, довольно произвольно разбросанных по садам.




Собственно пресловутое чудо выглядело так: к Хуану-Диего, недавно крещенному пятидесятипятилетнему крестьянину, на холме явилась темная дева, заговорила с ним на нагвале, сказалась матерью Божьей, и велела построить церковь в ее честь. Хуан-Диего понесся с этой вестью к епископу, который, разумеется, встретил его скептически, и потребовал доказательств. Тогда, во-первых, лежащему при смерти дяде Хуана-Диеги было даровано исцеление, и во-вторых, самому Хуану-Диеге явилась уже белая дева, и велела пойти на холм Тепейяк, где ничерта не растет, и собрать там розы (которые не растут в Мексике). Хуан-Диего честно пошел, смотрит - действительно розы. Он их собрал, дева ему их завернула в плащ и велела нести епископу в подтверждение чуда. Хуан-Диего так и сделал - и когда высыпал перед ним, оказалось, что внутренняя часть плаща, в которой он их нес, получила изображение.





Епископ объявил о чуде - на этом месте немедлено взбесились францисканцы, которые утверждали, что это работа местного художника, что на этом месте когда-то стояла церковь матери Богов, куда местные и продолжали ходить молиться, что изображение Святой Девы в этом смысле совершенно каноническое, и вся эта затея отдает идолопоклонством - но их быстро затюкали, и чудотворный плащ был повешен в часовне, где и висел бы доселе, но в пятидесятых годах построили современное здание, и перенесли образ туда.
В 2002 году Диего вообще канонизировали, и никакими современыми средствами образ анализировать не дают.



У края площади помещается гномон, по которому можно узнать, кроме времени, местополжение солнца, луны и полярной звезды. Хорошо быть алхимиком в Мексике.




Старая церковь, в которую мы зашли прежде прочего, довольно сильно покосившаяся (по той причине, что и остальные тут здания).








Собственно, комплекс в целом это площадь двух основных церквей, и выход в сады. Современная церковь выглядит так:




Маленькая, на самом верху, ужасно славная




Я немедленно взвыл, что хочу кораблик, и мы туда пошли через сады. Первым долгом нас встретила арабская церковь




Она мало чем примечательна кроме собственно арабских мотивов - но на входе у нее почему-то Франциск, основатель иезуитов. Я опознал его, охренел, полез к граммофону с вопросами, но толку не добился.



На входе преисполненная сдержанного достоинства надпись: Никакой другой нации господь ничего подобного не делал






Сады отличные, очень здорово спланированы, много всего цветет.










При этом, на каждом углу мужик с искусственной лошадью, сомбреро и пончо - фотографироваться.




Это просто одна из многих небольших церквей там - мимо шли



Внутри нее несколько фресок, восковые нетленные останки одного из первоепископов и такая же, но в тканях, дева.


В садах же, в глубине, была огромная скульптура "жертвоприношение", где к святой деве в очередь выстроились ремесленник и крестьянин с плодами труда, воин, протягивающий оружие, дева, одетая в алое с цветами, предлагающая свою непорочность (уходит в монашки), старуха с котлом, которую гид комментировать отказался, и священник с посохом.








Обратите внимание на неожиданный компонент скульптуры. Смотрится вполне органично:




Сбоку изображен Диего, а на некотором расстоянии вдаль по аллее - его дядя, исцеленный в качестве божественного знака.



Тамагочи довольно метко назвал это творение "в комсомольском стиле". Вообще, совершенно отдельно нас всю дорогу выносило сочетание советской коммунистической, со штампами, риторики, в которой несомненное достойное место отводится церкви - как на гербе Северной Кореи, из-за серпа и молота высовывается кисть ученого...


Мы добрались до кораблика, обходя сады по спирали. Внутри не офигеть интересно, но там очень славный потолок



и золотая статуя Диего, с девой, на одеждах которой, если приглядеться, изображены мексиканские лекарственные травы.




Вид на город от кораблика








Там мы развернулись наверху и пошли назад специальной лесенкой






Ужасно славно было гулять, и народ попадался довольно живописный. Вверх-вниз шла куча народу, неся всякое - вот, например, такое:







Новая церковь построена довольно интересно - это тот же архитектор, что антропологический музей. У нее, как видите, пологий купол, возвышающийся в одной точке, а спереди балконо для проповедей. Фернандо говорил, что местные считали, что в храм входить можно только посвященным (логично!) и поэтому проповедовать им удавалось только так, собрав их на площади.




Внтури церкви шла месса, сбоку рядом выстроились исповедальни, похожие на телефонные будки, только деревянные, и с номерами.








Посмотреть нехристям на Святую Деву можно было снизу: там ездил эскалатор взад-вперед, прямо под изображением, и можно было созерцать его, не тревожа верующих. Выглядит в точности как старая, хорошо сохранившаяся икона на холсте.



Вот теперь прошу внимания. Кто читал первый пост помнит историю рождения Уитцолопочтли. Теперь смотрите на изображение. Что мы видим? Мать бога, которая завернута в покрывало, расшитое звездами и одета в платье, расшитое растениями. Она попирает ногами поверженную луну, а снизу выглядывает поддерживающий её сын, рожденный в мощи своей.

Из церкви мы вышли сразу вовне, и спустились на парковку через анфиладу магазинов под комплексом, среди прочего, чтобы затариться всячиной для друзей-католиков. Боже, какой там кич - при том, что вообще-то продажная мелочь в Мексике в целом довольно аккуратно сделана...


От святой девы мы закономерно направились к пирамидам в Теотиуакан.

Город Теотиуакан, который собственно неизвестно чей, был раскопан не так давно, если не считать ацтеков, которые его уважали и производили от него свой род. На раскопки, как мы поняли, толком не было ресурсов: в конце 17 века разгребли чуть-чуть пирамиду Солнца, но всерьез этим занялись в начале века, в рамках восстановления национального самосознания и прочей независимости. Археологи довольно изрядно восстановили все, что нашли - причем у них есть отличное свойство вставлять в бетон реконструированных частей маленькие камешки, чтобы не путаться.

Город был когда-то очень большим, c многоквартирными домами и больше сотни тысяч населения, стоял на пересечении торговых путей, имел изрядно дело с майя, народ там жил довольно многоэтнический и вообще это всё здорово похоже на Помпеи, только из камешков. Что послужило причиной его падения, не до конца понятно, не исключена вероятность как вторжения, так и внутренних неурядиц вплоть до революции.

Собственно сначала мы приехали на южную часть раскопок, к храму Пернатого змея. Там была немаленькая пирамида, с ягуарьими головами в лепестках и тлалочьими мордами по стенам, и всё.







Фернандо говорит, что на площади перед ним можно было собрать до ста тысяч человек - очень может быть.




До северной части мы проехали на машине, и там собственно основные раскопки (и довольно недурное манговое мороженое).

Для начала, там несколько сохранившихся домов с портиками, клуатрами и с колоннами. Интересно, что они видимо вешали занавесы между колоннами клуатра - от солнца и ветра. На колоннах много где пернатый Змей с бабочками вокруг (бабочки символизируют огонь, и вообще довольно распространенный символ хорошего).



Пообок обширная подземная постройка с Мировыми Цветами на колонне.




Наконец, мы вышли на Улицу Мертвых, которая центральная в городе и соединяет две пирамиды.






По всем раскопкам толпами бродят продавцы фигни: свистулек, способных рычать как ягуар и клекотать как орел, каких-то каменных поделок, фигурок, открыток - Фернандо утверждает, что когда-то землю на которой велись раскопки у местных задёшево выкупил мэр, и теперь их потомки имеют пожизненное право торговать там.

Один из продавцов нам продемонстрировал способ добычи красной краски: соскреб с кактуса белых паразитов и раздавил палочкой на конверте. Краски выдавилось довольно немало, и очень яркой. Он слазал в кактус за соком, размазал, и после рядом провел стеблем какого-то другого растения несколько ярких желтых полос.










Пирамиды стоят на Улице, одна была изначально выкрашена в белый, другая в красный; почему они называны пирамидами Солнце и Луны мы до сих пор не понимаем - Уитцолопочтли бог довольно поздний, луна вообще враг, чего ей пирамиду строить. Фернандо, например, думает, что это, на самом деле, культы Тлалока и его жены, потому что, во-первых, в углах храма находили скелетики детей, а это его почерк, и, во-вторых, потому что круги, водяные орнаменты, в-третьих, взаимодействие с майя и вообще - но эта версия подтверждения не получила. Пирамида луны древнее, чем солнца, и в археологах согласья нет. Мы влезли на обе пирамиды (на белую пускали только до середины), и поглядели на всё сверху - причем Фернандо на Солнечной дезертировал.



Вообще, довольно красиво:









Мы слезли вниз, пользуясь отсутствием граммофона, немедленно после купили два пестрых мексиканских одеяла, и двинули было в музей раскопок, но нас изловил продавец Жезла с Огромным Кристаллом.



Почти все продавцы на вопрос: "чья это работа" отвечают что-нибудь вроде "это ткали мы с папой", но этот разразился целой речью. О том, как двадцать дней и ночей без перерыва творил он свой жезл. Как трудно было обточить обсидиан, как хитро надлежит выдерживать глину для приготовления головы, как трудно подобрать камни, и запросил какую-то безумную цену (наших долларов сто пятьдесят). По дороге на раскопки мы проходили ларьки, где продавались похожие, и очевидно, что, компоненты из которых собирается жезл, продаются как фурнитура для украшений - но мы слушали и переспрашивали, завороженные тем обстоятельством, что стоим и разговариваем на испанском на сколько-то отвлеченные темы с живым человеком, и почти всё понятно... Бедолага напрасно тратил красноречие - мы воспользовались его же доводом, посетовали, что рюкзачий формат путешествия не позволит в целости довезти подобное сокровище, а сломать его было бы непозволительно, и с удовольствием сфотографировались с ним на память:





Тут нас нагнал Фернандо, и мы отправились в собственно музей. Там ничего особенно интересного (горшки, обсидиан), кроме огромного пропорционально правильного макета города, дающего довольно неплохое представление о географии города.




Вот так выглядит скол обсидиана, и вулканический камень для обтачивания оного.




Водяное божество. По бокам у него не огромные глаза, а украшения. А сам он в середине...




Что это за караулъ Фернандо не знал, но нам показалось, что он похож на божочков огня, виденных нами вчера в антропологическом.



Из Теотиуакана мы поехали в дом, где должны были жить, чтобы общаться с семьей и совершенствоваться в испанском еще более. Ехали часа полтора, и забрались в районе совершенно не поддающийся описанию, после некоторого стука в ворота были впущены в лачугу, протиснулись мимо сломанного автомобиля, и причудливого нагромождения вещей, какие бывают в магазинах старьевщиков. Среди всего этого радостно носились две собаки, так что аллергический Дэль закрутил враз потекшим носом, и мы убрались обратно в отель.
Там нас настигла весть про взрыв в Бостоне, и мы полезли в интернет и пропали для мира.

Tags: peregrin
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments