Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Category:
  • Mood:

Dookhan Dirty Bomb

- Далеко ли до заправки?
- Нет, сэр. Миль пять как летит птица.
- А если чертова птичка идет пешком и тащит с собою пустую канистру?


Вся эта штука бухнула пару недель назад.

Преамбула.

Как известно более или менее постоянным читателям Дэля, дело против наркомана про всё, что угодно, имеющее отношение к наркотикам, подразумевает наличие эксперта-химика, который должен дать в суде показания относительно вещества, которое проанализировал: количество, состав, вывод - потому что, если не доказано, что человек продавал (хранил, распространял, итд) вещество, входящее в список, который содержится в определенной статье закона, то он не виновен в приписываемом ему преступлении.

Раньше в суд достаточно было представить протокол анализа отобранного вещества в лаборатории штата, а теперь, кроме такого протокола, нужно, чтобы в суд приехал эксперт, и дал показания: да, я такой-то, вот моя ученая степень, вот как выглядет процесс передачи вещества между участниками (полицейский отобрал, сложил в пакетик, принес в лабу, сдал под роспись в сейф, откуда я достал, расписавший в журнале, проанализировал, положил на место, больше никто вещества не трогал), вот протокол нашей лабы, вот как это положено делать, вот, что сделал я, на выходе получил ответ, что вещество является кокаином, так что верьте, присяжные, распространял он именно кокаин, а не зубной порошок. Новый порядок введен не так давно, и прокуроры в своё время пытались отстоять прежний в терминах: ну слущайте, эксперт является государственным служащим, работает, как сказано, в госучреждении, получает зарплату в месяц плюс сверхурочные, две недели оплачиваемого отпуска, страховку и в конце пенсию. К результатам анализов, количеству проделанной работы, итд его гонорар отношения не имеет, во избежание подлогов. На кой ему черт жульничать? Нечего его таскать в суд, деньги тратить государственные, вот вам протокол, где черным по белому сказано: кокаин, и успокойтесь.

Теперь, собственно, история, леденящая кровь.

В июле прошлого года в одной из довольно крупных химических лабораторий штата, которая обслуживала весь Бостон, зарегистрировали нарушение протокола обращения с веществами: офицер набрел на информацию, что протоколы проверки (где написано, что, по результатам анализа, за вещество обнаружено), были заполнены и готовы к отправке на наркотики, которые не покидали доказательственного сейфа (которые не забрал под подпись ни один химик). Офицер показал супервайзеру по имени Назифф, но та ничего с этой информацией не сделала. Через несколько дней в лабораторном журнале образовалась запись задним числом о том, что их всё это время наркотики держала, выписав, химик по фамилии Анни Дукан. Нарушение протокола, безобразие, сказала лаборатория, и временно отстранила химика от дел. Лаборатория утверждала, что это один случайный раз, и что эта ситуация имеет отношения только к девятоста делам из Норфолка, а остальные в порядке. Однако, колеса завертелись: к декабрю министерство здравоохранения штата и генеральный прокурор штата назначили комиссию по расследованию, которая первым делом обнаружила довольно странную вещь: годовая производительность Анни Дукан была около девяти с лишним тысяч дел, при средней годовой производительности химика чуть меньше трех. Выяснилось к тому же, что ключ от лабораторного ящика Анни Дукан подходит и к доказательственному сейфу. Так-так, сказала комиссия, засучила рукава и полезла в протоколы, лабораторные журналы и данные по вписке-выписке. В результате сопоставления и анализа выяснилось (я цитирую то, что нам сказали прокуроры!), что Анни Дукан сбивала калибровку оборудования, пропускала стадии наркотического анализа, а потом вылезло (думаю, что кто-нибудь из персонала раскололся), что она смешивала наркотики из разных дел, чтобы добиться положительных результатов анализа; добавляла в содержимое вещества не-наркотического свойства, чтобы увеличить вес (чем больше веса, тем серьезнее статья).

Наши даже не все с ходу поверили, как не веришь в реальность литературного злодея, который творит зло ради зла. Даму отстранили от дел где-то к июню, а бабушки всё падали, и падали: тесты делаются двумя химиками, во всяком случае, протокол должен быть подписан двумя экспертами - как быть с теми, кто стоят на протоколах анализа Анни Дукан вторым номером, или кто стоит первым там, где второй - она? Насколько контаминированы результаты их исследований, если она имела к ним отношение? Если она факапнула доказательство, переанализировать его, отдав другому химику, нельзя - а если она что-то подмешала, как это было с некоторыми делами? Значит, надо пересматривать дело по вновь открывшимся обстоятельствам - а наркотики, по протоколу, какие уничтожены, какие пали жертвой жульнических махинаций Воланда, и теперь не докажешь, что там было на самом деле... Как быть с тем обстоятельством, что Анни Дукан, в частности, координировала соблюдение протоколов лабораторией - и это засвидетельствовано под присягой (наши раскопали дело с показанием)? Муж Анни Дукан выступил пере журналистами и объявил, что из его жены сделали козу отпущения, что привело еще к целому ряду вопросов мужа вовремя заткнули, но джин уже покинул сосуд скорби.

В результате, Анни Дукан уволена, но с нею еще не закончили; Назифф (непосредственная начальница) уволена; супервайзер ушла в отставку сама, а сегодня наш губернатор принял отставку министра здравоохранения штата, Ауэрбаха. Лабораторию закрыли 30 августа; химиков распределили было по другим лабораториям, но передумали, и отпустили во временный отпуск.
В нашей местной прессе есть подробности этой истории, если кто интересуется деталями.

В эту dirty bomb, взорвавшуюся три недели назад, вовлечено около шестидесяти тысяч образцов, примерно по паре на уголовное дело.
UPD: пока что идентифицировано полторы тысячи заключенных (кто сидит) по такие делам; 22 депортировано.

Адвокаты сидят, обхватив головы руками: это сколько же апелляций, половина осужденных сидит, у нас бюджет сдуется и лопнет! Вы с ума сошли, нам нормальных-то людей защищать не хватает, а тут придется пересматривать все дела, где есть показания лабы, с 2003 года! А работать когда?
Прокуроры сидят, в обнимку с полицейскими, обхватив головы руками: что теперь, раз доказательства контаминированы - всех осужденных наркоманов выпустят? И что будет дальше - у нас будет поголовная проверка всех лабораторий? А работать когда?
Cудьи, обычные и апелляционные, сидят, обхватив головы руками: как вы себе представляете дальнейшее развитие событий, нам все эти ходатайства слушать - а работать когда?

Я, собственно, тоже сижу, обхватив голову руками (правда, не свою, а кошкину), и думаю, что работа такого большого количества хороших людей за сколько лет пошла насмарку, что это край какой-то.

UPD: Первый пошел.
UPD2: оказывается, при поступлении она наврала в резюме, и у нее не было магистерского образования. Интересно получается, при поступлении на работу джентльмены верят на слово?
UPD3: у меня нет слов. В Boston Globe отдали discovery. Прокуроры, руками. То ли они предполагают, что люди не умеют читать, то ли я пропустил что-то важное по части перемирия в войне с наркотиками...
UPD4: Annie Dookhan арестовали за obstruction of justice (это такой common law crime из Commonwealth v. Reynolds, 14 Gray 87 , 90 (1859) и false pretenses to hold a degree
Tags: quaere verum, а было вот что, контора пишет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 338 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →