В порядке трепа
Вчера glowfer спросил у себя: скажите, а как вы понимаете фразу "уничижение паче гордости"? Ведь "паче" означает "больше", то есть, я правильно понимаю: есть такое уничижение, которое грех почище гордыни, потому что не взаправду?

И тут я подумал о Честертоне - в смысле, насчет отца Брауна.

Как известно есть два способа донести до читателя мысль о том, что герой обладает неким качеством. Во-первых, это можно заявить: постоянно повторять слово, качество обозначающее, по его адресу, как от автора, так и вкладывая в уста произвольным персонажам в качестве common knowledge (пример - "благородный" капитан Блад у Сабатини: к середине книги читатель выучит, что Блад=благородный или бросит роман). Во-вторых, это можно продемонстрировать: описывать ситуации, в которых человек это качество проявляет, и предоставить читателю делать выводы. Понятно, что второй метод требует изрядно больше хлопот и мастерства, чем первый.

Честертон, ничтоже сумняшеся, методы соединяет. Он берет сколько-то прилагательных вроде "скромный", "смиренный", "неловкий", "небольшой", "круглоголовый", "низенький", "толстенький", сколько-то существительных "толстячок", "человечек", "коротышка-священник" и варьирует их, кладя щедрыми мазками поверх основы. Но нас-то в первую очередь основа и интересует, так что посмотрим на модус операнди, очищенный от комментариев.

Примеров изрядно, но возьмем рассказ, которым открываются большинство сборников: "Сапфировый крест" (пересказывать отказываюсь, и так все читали).

Отец Браун везет "из Эссекса в Лондон серебряный, украшенный сапфирами крест — драгоценную реликвию, которую покажут иностранному клиру".
Что в этой ситуации делает человек смиренный, богобоязненный, навидавшийся горя мирского, "человек, который все время слушает о грехах, и должен хоть немного знать мирское зло"? Он покупает билет на поезд, сидит тихо, как мышь, не вступая в разговоры, добирается до лондонского епископа, сдает крест, выдыхает, и идет в храм благодарить Господа за помощь. Так?
Что делает святая простота, священник, ходящий по облакам, во всяком видящий брата? Может ли он проболтаться про реликвию случайному попутчику, может ли поверить кому попало - да запросто. Но с таким обычно под руку ходят ангелы, и как-то так получается, что он из-за своей рассеянности опоздает на поезд и не окажется в одном вагоне с легендарным Фламбо, и благополучно доберется со своей ношею до епископа, а ангелы будут сидеть в пивной с чувством выполненного долга. Целые жития на эту тему написаны.

Что же делает наш герой? Он бросает преступнику вызов. Везя реликвию, которая, вообще говоря, не его, он "простодушно до глупости объяснял всем и каждому, что должен держать ухо востро, потому что везет «настоящую серебряную вещь с синими камушками»" - он же ловит Фламбо на живца! "Заподозрив" Фламбо он, в людном городе, вместо того, чтобы избавиться от подозрительного попутчика, просто уйдя, ну или на худой конец, подойти к полисмену, со словами: "сэр, я везу драгоценность, проводите меня до епископа, а то тут пристают всякие" - патер Браун схватывается с Фламбо, попутно оставляя следы для сыщика.
"Я не причинял большого вреда — облил супом стену, рассыпал яблоки, разбил окно" - как вы думаете, это говорит преступник-социопат, или смиренный священник? Это что, его окно или его стена? За окно он хоть заплатил (из чужого кармана, прошу заметить!) - а за стену нет. А крест он оставил в пакете какой-то торговке с наказом переслать в Вестминстер. А если она забудет? А в почте потеряется? Зачем вообще он это делает, если его не прет от происходящего? Я, смиренный священник, изловлю прославленного преступника - ведь это и есть уничижение, которое паче гордости, имя которому - ханжество (хотя гордости там тоже хватает). Не потому ли отец Браун так хорошо вычисляет преступления, в основе которых лежат гордыня и социопатия?

Так думал я. А потом пришла sciuro, которая читала Честертона давно и все забыла, выслушала мои сбивчивые рассуждения, и сказала: "Знаешь, мне кажется, этот твой отец Браун просто мерисью".

И тут я просветлился. Слушайте, он ведь и правда мерисью, а? Особенно в поздних рассказах типа "мистера Кана"...
 
Notio: всех румяней и белее
04 March 2012 ; 12:13 am
 
 
( Post a new comment )
From:leo_bonart_
Date:2012-03-14 07:31 pm (UTC)
(Link)
Об этом самом. Для Конан Дойля Холмс был способом заработать, серьезного успеха он ждал от совсем других вещей.
Меня рассказы Честертона радуют исходной несерьезностью, игрой, которая внезапно, в самой неожиданный момент сменяется драмой и триллером. Реализма от них не жду.
Сервантес Дон Кихота тоже писал как пародию.
стоп-стоп-стоп!
From:ikadell
Date:2012-03-14 08:40 pm (UTC)
(Link)
Если предположить, что всё, что Вы говорите, соответствует действительности: в чем Ваш тезис? Что человек может писать острую политическую сатиру, а потомки прославят его за отличный исторический роман? Возможно; это довольно несложная мысль, и с нею никто тут не спорит.

Однако, одно дело писатель, и другое - моралист, тем более моралист религиозный. Если бы Честертон услышал, что существует человек, который от его произведений не ждет реализма, а нравится ему в них смена несерьезной игры драмой, как Вы полагаете, это ему понравилось бы, хотел бы он попытаться Вас переубедить?
From:leo_bonart_
Date:2012-03-14 09:23 pm (UTC)
(Link)
> Однако, одно дело писатель, и другое - моралист, тем более моралист религиозный.
А вот это с точки зрения удовольствия от книги совершенно неважно.
Мораль в честертоновских рассказах на мой взгляд атеиста вполне на уровне, вызывает желание противопоположное жажде прибить протагониста.
Да, как моралист в моем случае он "непробил", но это не делает рассказы об отце Брауне творческой неудачей.
Я не знаю, насколько Честертон был максималист, но думаю, что мое чувство спокойной симпатии к его герою вряд ли было бы сочтено фейлом.
А в вашем случае у него точно имеет место эпик фейл :)

Вот с чем бы удачно сравнить-то - Кинга могу читать запоем, хотя именно ужасы у него мне больше всего мешают. Как автор хоррора он со мной потерпел неудачу, но как писатель - одержал уверенную победу и вряд ли будет этим огорчен.

Собственно тезис: если автор создавал триллер, а читатель видит в книге ХОРОШИЙ ситком - это в любом случае объективный плюс писателю.

Edited at 2012-03-14 09:38 pm (UTC)
стоп-стоп-стоп!
From:ikadell
Date:2012-03-14 09:44 pm (UTC)
(Link)
У меня недостаточно информации о том, как Честертон относился к симпатии, вызываемой его героем в случаях, когда message failed, но Вы сами видите разницу между созданием триллера и созданием моралистического произведения с точки зрения автора?
Ваша мысль насчет триллера против хорошего хоррора имеет полный смысл - но я не думаю, что это так работает в случаях, когда в книге главное: идея морального свойства. Представьте себе басню Крылова про лису и ворону, которую вздумали бы похвалить с точки зрения цветопередачи: вот молодец автор, как красиво, сверху черная ворона с желтым сыром, внизу оранжевая лиса как сполох, и все это на фоне изумрудного леса. Как Вы полагаете, он бы порадовался, или заорал: вы не поняли главного?
From:leo_bonart_
Date:2012-03-14 10:04 pm (UTC)
(Link)
В данном случае не столько "не поняли" сколько "не приняли". Т.е. мораль распознана, оценена как достойная, но для себя не взята.
В случае басни - да, мораль есть, мысль донесена, но "мы басню любим не столько за это".
Подобного рода фейл скорее в случае Льюиса - вот от его морали реально подташнивает.
Эпик фейл - у лукасовского приквела: посмотрев на старую республику и джедаев, испытываешь острую жажду удавить их в зародыше.

Edited at 2012-03-14 10:08 pm (UTC)
касательно текста
From:ikadell
Date:2012-03-14 10:30 pm (UTC)
(Link)
Вот отличный пример: Лукас, да или тот же Льюис (+1 насчет его моралистики, но это другая тема).
Их принципиальное отличие от Честертона в чем? В том, что вынь из Льюиса (ну или Лукаса) мораль, с точки зрения автора, останется вполне мир с зеленым солнцем, у которого есть свои положительные качества - а если бы это было не так авторы не стали бы тратить столько времени на устройство мира, на прописывание всех этих рас, взаимодействий итд.

А что останется, если вынуть мораль из Честертона, с точки зрения Честертона? Ничегошеньки: об этом у него целое эссе есть - вернее, внутриэссейная мысль...
From:leo_bonart_
Date:2012-03-14 11:11 pm (UTC)
(Link)
"А что останется, если вынуть мораль из Честертона, с точки зрения Честертона?"
Ну если мораль встала поперек и читатель ее вынимает - то да, получится комментируемый пост. Без морали отца Брауна нет. Мне она поперек не встает - я не собираюсь под знамена истинной веры, но вполне одобряю такого героя, понимая то, что он персонифицирует.
Возьмем хорошего китайца - он предпочтет отца сыну, мы предпочтем сына отцу, но оба мы можем уважать мораль и выбор друг друга. А вот тому, кто предпочтет отцу и сыну себя - уважения не достанется.
обалденно получилось!
From:ikadell
Date:2012-03-15 03:05 pm (UTC)
(Link)
А вот это отношение Честертон наверняка одобрил бы хотя бы потому, что уважение собеседника - первый шаг на пути прозелитизма.
 
?

Log in

No account? Create an account