В порядке трепа
Вчера glowfer спросил у себя: скажите, а как вы понимаете фразу "уничижение паче гордости"? Ведь "паче" означает "больше", то есть, я правильно понимаю: есть такое уничижение, которое грех почище гордыни, потому что не взаправду?

И тут я подумал о Честертоне - в смысле, насчет отца Брауна.

Как известно есть два способа донести до читателя мысль о том, что герой обладает неким качеством. Во-первых, это можно заявить: постоянно повторять слово, качество обозначающее, по его адресу, как от автора, так и вкладывая в уста произвольным персонажам в качестве common knowledge (пример - "благородный" капитан Блад у Сабатини: к середине книги читатель выучит, что Блад=благородный или бросит роман). Во-вторых, это можно продемонстрировать: описывать ситуации, в которых человек это качество проявляет, и предоставить читателю делать выводы. Понятно, что второй метод требует изрядно больше хлопот и мастерства, чем первый.

Честертон, ничтоже сумняшеся, методы соединяет. Он берет сколько-то прилагательных вроде "скромный", "смиренный", "неловкий", "небольшой", "круглоголовый", "низенький", "толстенький", сколько-то существительных "толстячок", "человечек", "коротышка-священник" и варьирует их, кладя щедрыми мазками поверх основы. Но нас-то в первую очередь основа и интересует, так что посмотрим на модус операнди, очищенный от комментариев.

Примеров изрядно, но возьмем рассказ, которым открываются большинство сборников: "Сапфировый крест" (пересказывать отказываюсь, и так все читали).

Отец Браун везет "из Эссекса в Лондон серебряный, украшенный сапфирами крест — драгоценную реликвию, которую покажут иностранному клиру".
Что в этой ситуации делает человек смиренный, богобоязненный, навидавшийся горя мирского, "человек, который все время слушает о грехах, и должен хоть немного знать мирское зло"? Он покупает билет на поезд, сидит тихо, как мышь, не вступая в разговоры, добирается до лондонского епископа, сдает крест, выдыхает, и идет в храм благодарить Господа за помощь. Так?
Что делает святая простота, священник, ходящий по облакам, во всяком видящий брата? Может ли он проболтаться про реликвию случайному попутчику, может ли поверить кому попало - да запросто. Но с таким обычно под руку ходят ангелы, и как-то так получается, что он из-за своей рассеянности опоздает на поезд и не окажется в одном вагоне с легендарным Фламбо, и благополучно доберется со своей ношею до епископа, а ангелы будут сидеть в пивной с чувством выполненного долга. Целые жития на эту тему написаны.

Что же делает наш герой? Он бросает преступнику вызов. Везя реликвию, которая, вообще говоря, не его, он "простодушно до глупости объяснял всем и каждому, что должен держать ухо востро, потому что везет «настоящую серебряную вещь с синими камушками»" - он же ловит Фламбо на живца! "Заподозрив" Фламбо он, в людном городе, вместо того, чтобы избавиться от подозрительного попутчика, просто уйдя, ну или на худой конец, подойти к полисмену, со словами: "сэр, я везу драгоценность, проводите меня до епископа, а то тут пристают всякие" - патер Браун схватывается с Фламбо, попутно оставляя следы для сыщика.
"Я не причинял большого вреда — облил супом стену, рассыпал яблоки, разбил окно" - как вы думаете, это говорит преступник-социопат, или смиренный священник? Это что, его окно или его стена? За окно он хоть заплатил (из чужого кармана, прошу заметить!) - а за стену нет. А крест он оставил в пакете какой-то торговке с наказом переслать в Вестминстер. А если она забудет? А в почте потеряется? Зачем вообще он это делает, если его не прет от происходящего? Я, смиренный священник, изловлю прославленного преступника - ведь это и есть уничижение, которое паче гордости, имя которому - ханжество (хотя гордости там тоже хватает). Не потому ли отец Браун так хорошо вычисляет преступления, в основе которых лежат гордыня и социопатия?

Так думал я. А потом пришла sciuro, которая читала Честертона давно и все забыла, выслушала мои сбивчивые рассуждения, и сказала: "Знаешь, мне кажется, этот твой отец Браун просто мерисью".

И тут я просветлился. Слушайте, он ведь и правда мерисью, а? Особенно в поздних рассказах типа "мистера Кана"...
 
Notio: всех румяней и белее
04 March 2012 ; 12:13 am
 
 
( Post a new comment )
стоп-стоп-стоп!
From:ikadell
Date:2012-03-04 05:02 pm (UTC)
(Link)
Помилуйте, какой же Холмс мерисью? Или Вы имеете в виду Холмса из сериала? Тогда да, он это.

Мерисью это нарушение принципа зеленого солнца, согласны? То есть, когда не персонаж живет в формате описываемого мира, а мир строится под персонажа. Например, когда Мэрисью, длинноногая девочка с голубыми глазами (и это все, что мы о ней знаем), побивает войско наемников. Она его побивает потому что автор так хочет, и не заморачивается объяснить в формате описываемой реальности, почему так вышло.

С Холмсом в книге не так, а вот в сериале - так. Холмс из книги это сдохнуть умный мужик, и все - а Холмс в сериале может делать гениальные выводы, но может и "внезапно" оказаться в Кувейте в роли палача Той Женщины.

Холмс тоже опаздывает, и фигню порет, и заставляет не того арестовать (ласкар из "Человека с Рассеченной Губой")- а патер Браун просто ходячий принцип. Персонифицированный английский католицизм.
кот
From:thaere
Date:2012-03-04 05:40 pm (UTC)
(Link)
Нет, разумеется, включая оригинального. Гениальный аж что пальцы в дверь не пролезают, заставляет чувствовать окружающих идиотами (и такими их считающий нередко) и так далее. А объяснения вынимаются из пальца в последние пять минут.
У Честертона они продуманы и разложены по всему тексту.
"Как надо", кстати, Браун не очень знает, в некоторых случаях он оставляет это всё-таки решать другим. "Проклятая чаша", что ли... с убийством стрелой.
касательно текста
From:ikadell
Date:2012-03-04 06:56 pm (UTC)
(Link)
Не согласен: не знаю истории про Холмса, где объяснение мне не показалось бы осмысленным. Например?

Но мне нравится другое, что Конан Дойль не лезет в психологию, которой не понимает. Убил из ревности - и все: святое дело, каждый десятый прецедент про убийство, который я читаю в рассылке, имеет отношение к ревности.

А Честертон давай объяснять чего куда, и выходит такая овсянка, что туши свет. Например в Тайне сада, уже цитированной: "Валантэн - человек честный, если безрассудная приверженность своей политике есть честность. Но разве не видели вы хоть временами чего-то безумного в этих холодных серых глазах? Он сделал бы что угодно, абсолютно что угодно, лишь бы сокрушить то, что он считает христианским идолопоклонством. За это он боролся, этого он мучительно жаждал и теперь убил ради этого."
Начальник французской полиции. Убил офигеть каким идиотским способм мультимиллионера и покончил с собой. Ради того, чтобы тот не субсидировал французскую католическую церковь. Если бы патер Браун сказал: бог знает, зачем ему пришел в голову этот способ, наверное он безумен, но вот, как он это сделал, я бы не вякал. Но это же психологическая ахинея, дисбелиф, сапоги всмятку! И это только пример - у него несколько рассказов, где "пустой ум безбожника" приводит к убийствам и самоубийствам - в отличие от презираемого всему - угу, английского католицизма. Толстой - и тот тоньше работает...

Честертон более последователен в предложении читателю необходимых деталей, это правда; Агата Кристи на этом месте вообще жулик - но это другой разговор.
красный единорог по Княжне
From:thaere
Date:2012-03-04 07:24 pm (UTC)
(Link)
Я о том, что Холмс всегда приводит цепочку суждений, ни одно из которых не известно ни Ватсону, ни Лестрейду. Объяснение осмыслено, просто оно невозможно прекрасным образом становится известно именно Холмсу. А потом хвалят его аналитический ум — а тут играет даже не он.

>Но это же психологическая ахинея, дисбелиф, сапоги всмятку!
Безумие как-то более тонкая вещь и бывает с ним всякое. В том числе самые различные самоубийственные поступки.

Католиков-преступников я помню в серии порядочно… убивших "плохих людей", между прочим, не верующих, но не преступников ни в каком юридическом смысле.
IMO
From:ikadell
Date:2012-03-04 08:16 pm (UTC)
(Link)
Я про это и говорю - Честертон более честно по отношению к читателю - в смысле, что теми же словами, описывает улики - но Конан Дойль достовернее - часто Ватсон видит "ископыченное поле", потом "Холмс изучил землю, удовлетворенно хмыкнул, и вы вернулись в гостиницу", а Холмс потом говорит: это были лошади, которых подковали как коров.

Безумие вещь тонкая, это да. Когда Конан Дойль говорит: он убил, потому что галлюцинировал, я ему верю - мало ли, как человек может галлюцинировать. Когда патер Браун говорит: он убил себя, потому что в кокаиновом дурмане черная куртка посыльного представилась ему мундиром полицмейстера, и он решил, что его сейчас арестуют, я ему не верю, потому что я не знаю как работает "безумие вообще" - но конкретное наркотическое объянение не работает так, как он рассказывает.

Честертона, if you ask me, губит самонадеянность. Ему бы набивать рассказ поменьшим количеством деталей, он бы только выиграл.
From:genuine_elka
Date:2012-03-04 06:01 pm (UTC)
(Link)
Мерисью-мерисью:) Как, наверное, любой "сквозной" персонаж классического детектива. Уже хотя бы потому, что он должен преступника в конце поймать, это незыблемый канон.
Холмс, в частности, делает поражающие выводы из мелких деталей, практически никогда не ошибаясь. Есть у меня подозрение, что в реале, без "подыгрывающего" автора, такое повторить просто невозможно.
IMO
From:ikadell
Date:2012-03-04 08:39 pm (UTC)
(Link)
Ну не любой. Когда у персонажа какой-нибудь бонус (высокий интеллект, сногсшибательная красота итд) это святое дело - мерисью возникает, реальность начинает закручиваться вокруг персонажа вопреки законам физики и логики...
From:genuine_elka
Date:2012-03-04 09:08 pm (UTC)
(Link)
Вопрос терминологии:) Я рассматриваю как мэрисью любого персонажа, которому автор постоянно подыгрывает.
From:ikadell
Date:2012-03-05 04:23 am (UTC)
(Link)
From:peggy_s
Date:2012-03-04 06:14 pm (UTC)
(Link)
Сугубо по моему мнению - мерисью и мир играют в поддавки. То есть либо у нее вдруг образуются такие таланты, которые позволяют решить именно эту задачу (суперстратегия, про которую она раньше не знала, потому что не пробовала), либо у мира - такие особенности, что задачу может решить именно она (внезапно командир наемников теряет волю при виде голубых глаз в сочетании с длинными ногами). Если с мерисьей возятся достаточно долго, у нее даже ограничения появляются (то, подо что мир никак не подстраивается, хоть убей)
 
?

Log in

No account? Create an account