Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Category:

Морда буден. Сёганай в системе американского правопорядка.

В деликатном японском языке есть излюбленное мною выражение, означающее, насколько мне известно: "очень жаль, но ничего не поделаешь". Сёганай. По-нашему - судьбец.

Bail hearing - слушанье о залоге - это когда приводят какого-нибудь несчастного перед седалище судей пред ясные судейские очи, и пытаются выяснить, стоит его отпускать до следующего заседания, или лучше взять под стражу, а то сбежит.
Прокурор говорит: "Смотрите, он обвиняется в серьезном преступлении, и еще он отсидел полгода, и вообще удерет - прошу залога в три тыщи!"
Тут ввязывается ваш покорный: "Помилуйте, ваша честь, преступление покамест не доказано, досье у товарища ого-го, но зато в суд он исправно являлся до сих пор! Отпустите за так - придет к следующему слушанию как миленький, а не хотите - назначьте долларов двести. Больше он не потянет, сядет в СИЗО, как альбатрос на мачту!"
Судья выносит решение. Если названная им сумма личинке не по карману, сидеть ей до следующего заседания на нарах, как король на именинах. Поэтому - особенно если судья в решении своем глубоко неправ - есть у меня еще один нож туз в рукаве - bail appeal называется.
Решение судьи о залоге может пересмотреть вышестоящий судья Superior court. К нему и лежит наш путь, вернее, мой путь - сама личинка тихо дожидается в тюрьме, пока ее не приведут в особую комнату с камерой. Оттуда личинкину физиономию транслируют непосредственно в суд по телевизору, а нас с судьей - в тюрьму, так что создается иллюзия присутствия личинки на заседании, и она имеет возможность вякнуть, если что не по ней.

И вот, попалась мне анадысь одна изрядно гнусная особь. Досье в палец толщиной, неисправимый совершенно тип, к тому же не до конца трезв.

Двадцать седьмое июня.
Заседание в Роксбери, черный судья с седыми дрэдами шлепает печатью, и вопящего личинка уволакивают вон - 500 долларов залога, которых у него нет и не предвидится. А вопит оно, поднаторевшее в системе, отнюдь не "Спасите, убивают!", а "Appeal, appeal me out!"
Ладно, аppeal так appeal мое дело подневольное государственное...
Однако, назавтра мне быть в другом суде, так что потерпи до пятницы.

Двадцать девятое июня.
Высший суд. Сосредоточенно покопавшись в бумагах, необходимого комплекта для аппеллирования нахожу не. Что за нафиг? Растерянный клерк звонит в тюрьму - с той стороны жалобно блеет секретарочка из legal services: "Ой, мамочки, я забыла про него! Я таких ошибок обычно не делаю, вы не подумайте.... как-то получилось..."
Что сказать барышне-овечке? Увы. Сёганай, твою холеру. Вернусь во вторник.

Третье июля.
Высший суд. Бумаги на месте. Клерк выкликает фамилии. Один, другой, ваш покорный среди прочих взгромождается на трибуну, с гуталинным блеском отмазывает случайную личинку из другой сказки, долго ли, коротко ли, наконец, настает очередь главного героя. Переменив папку, испускаю заготовленную предварительно тетеревиную трель, которую грубо прерывает клерк же: "Погодите, в тюрьме не слышно - испортилась система! Попробуем наладить..."
Судья (седой, мудрый, из высших) печально сдвигает брови.
"Часто такое случается?" - шепотом спрашиваю прокурора.
"На моей памяти впервые" - тихо отвечает седой рыцарь весов и робы.
Десять минут. Пятнадцать.
"Господа юристы, мне очень жаль, придется всем нам вернуться к этому вопросу... ээ... теперь уже после праздников..."
Сёганай. Против системы не попрешь, особенно против сломанной.

Пятое июля.
Прыг-прыг - из утреннего заседания в Роксбери бегом опять куда бы вы думали...
Клерк меня и ждал: "Тюрьма на связи. Госпожу юриста прошу на трибуну..."
Мое слово. Прокурорское. Мое опять, хотя не положено.
"Рассмотрев дело и выслушав аргументы сторон, - начинает судья, - я...."
Клац.
Это отрубилась тюрьма.
"Спикер мне!" - с неподражаемыми воландовскими интонациями произносит судья и дочитывает решение. Другие юристы, чьи клиенты остались в тюрьме наедине со сломанной системой, провожают меня взглядами, способными поджечь гнилушку после ночного дождя.

И вот главное, нафига был нужен весь этот сёганай? Сто пятьдесят долларов у личинки тоже нету...

Tags: контора пишет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments