Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Category:
  • Mood:

Рассказявка

Эпиграфы:
1. "Не зверёк ты, синьор Сулейман, и даже не Зверь Из Бездны! Да ведь по сравнению с твоей гордыней сам Люцифер — не более, чем римский лаццарони!" (с) Марш Экклезиастов
2. "Нам, каппам, свойственно в любом произведении искусства настойчиво искать каппу." (с) Акутагава, "В стране водяных"


Пожилой седовласый немец с ясным взглядом приблизился к огромному, светлому, за горизонт уходящему столу, и серьезный бородач, поднялся из-за развалов папок и, просияв, распахнул объятия:
- Викентий! Мы ждали тебя еще на прошлой неделе!
- Эти доктора... - смущенно пробормотал праведник.
- Добро пожаловать! - лихо обогнув стол, бородач материализовался на другой его стороне, и, приобняв вновь прибывшего за плечи, повел к огромным сияющим воротам.
- Опустим формальности, я смотрел твое дело еще в прошлую субботу. Христианин в двенадцать лет по собственному выбору, послушник в четырнадцать, странствующий монах, затем настоятель, прекрасный послужной список... Заходи, заходи, что же ты...
Рай оказался необъятным помещением, залитым ровным неярким светом. Благообразные люди разного возраста в разноцветных одеждах беседовали друг с другом и с одинаковыми прекрасным юношами в белом, брели, раздвигая ладонями белые облака, обменивались приветствиями. У ног большинства их них клубился сероватый туман.
Вдали, за горизонтом, стояло ровное белое сияние.
- Пафнутий! - Окликнул Петр немолодого человека в ниспадающих лазоревых одеждах, который спешил мимо с озабоченным выражением лица. - Смотри - нашего полку прибыло!
Названный остановился и улыбнулся искренне и радостно. У ног его толпились крошечные темные облачка.
- Слава Богу! А то сейчас столько грешников, столько грешников...
- Проводишь? А то у меня очередь.
- Спасибо, Петр! Конечно. Добро пожаловать, брат, - названный Пафнутием принял Викентия под руку и прикрикнул на тучки у ног, - cоблюдайте порядок! По одному!
- Приятно видеть избравшего благую часть, - продолжал он, увлекая Викентия по светлой дорожке между двумя рядами мягких белых больших облаков. - Чем ты занимался в миру?
- Был настоятелем, - проговорил Викентий, застенчиво глядя на трехсотлетнего праведника. - Я открыл при нашем монастыре особый приют для нищих, а милостыни мы раздавали, наверное, больше, чем кто-либо в нашей округе...
- О, это то, что нужно! Прекрасная специализация, и очень востребованная. Нищие - самая уязвимая для грехов категория, у многих просто нет выбора... Работы у тебя будет навалом. Воон твое облако, третье в верхнем ряду. Хорошее место - сразу видно, кто из ангелов вернулся, можно окликнуть и поговорить. Да и от Престола недалеко. Слева от тебя сидит Бонаграция - его сейчас нет, побежал, видно, разыскивать ангела - отличный парень, и очень опытный праведник, всегда рад помочь, если есть вопросы. Справа...
- Погоди, Пафнутий. Что это? - У ног Викентия теперь тоже толпились штук пять темных небольших облачков, одно, самое крупное, даже несмело подергивало, сгустившись, полу его одежды. - Это твои?
- Нет, - ласково усмехнулся Пафнутий. - Твои.
- Но что они такое? - вздрогнул Викентий.
- Молитвы грешных душ о заступничестве перед Святым Престолом. Не забывай - ты же опочивший праведник...
Викентий ошарашенно огляделся. На соседнем с ними облаке сидел ангел, опершись спиною о белую пену, и с непроницаемым выражением прекрасного сияющего лица выслушивал худого и седого, как лунь, старца, на руках которого покоилась тучка. До Викентия донеслось: "третий помысел без действия... исповедь в субботу... непропорциональное искушение..."
- Это Бонифаций Пергамский - один из старейших и лучших наших праведников, - с удовольствием представил негромко Пафнутий, продолжая идти. - У нас все устроено довольно просто. Правила небесной канцелярии возьми у Петра, как раз получишь новые, в воскресенье снова поправки вносились. Почитаешь, что непонятно - спрашивай. Ангелы отличные ребята, главное, когда беседуешь, не забывай, молитва - закрытая информация, они к содержанию ее доступа не имеют, если только какой глупец не обратится к ним напрямую. В некоторых случаях с ними можно договориться до того, как делу дадут ход - не пренебрегай такой возможностью. Вот с ангелами-хранителями сложнее...
- Сложнее? - Переспросил Викентий.
- Конечно. Грешникам, которые признали свой грех и покаялись, приставляется особый ангел-хранитель, чтобы следить за их поведением. Хранители имеют доступ ко всему, включая чувства и мысли, малейшее нарушение, и... -Пафнутий указал рукой куда-то вправо и вверх.
На большом сияющем облаке, в столбе ослепительного света, юноша в пурпурной переливающейся одежде горячо доказывал что-то, глядя вверх и рубя по привычке воздух ладонью руки. У ног его ютилась крошечная, почти черная, тучка. Рядом с ним возвышался ангел и глядел строго и осуждающе - тоже вверх.
- Это святой мученик Иннокентий - очень одаренный юноша, и прекрасный заступник, - представил Пафнутий. - Поработаешь лет двести - можно и в святые. Там работы побольше и посложнее, но и дела интереснее, там-то настоящие грехи а не та мелочь, что у нас... Хотя такое тоже не всем нравится, иные у нас и по тысяче лет в праведниках ходят, это тоже почетно. О, вот он где, Нафанаил! - Пафнутий резко остановился - одна из темных тучек у его ног заметалась, бешено колотясь в подол праведника, - Прости, брат, мне нужно обязательно переговорить с этим ангелом до конца дня! Устраивайся, разбирайся - свидимся еще, если какие вопросы - дай знать, - Пафнутий похлопал Викентия по плечу и заспешил меж двумя рядами облаков, оставив во вспотевшей ладони Викентия белое голубиное перышко с золотой нежно сияющей надписью по краю: "Пафнутий, праведник первой категории, облако номер 12-inri888"
Мимо пролетел ангел, покосившись на Викентия, дружелюбно кивнул ему. Семь темных тучек разного размера вздрагивали и жались к ногам новоявленного праведника.
Tags: ukiyo-e, videlicet
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →