Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Categories:
  • Mood:

Морда буден

О сыроежке, удачно прикинувшейся мухомором, или the charge of walking while black
Эпиграф:
"Вот вы тут сидите, а в Америке Кукрыниксы негров вешают!" (fama volat)
"Мне в этой истории досталась роль наблюдателя, но я не променял бы ее ни на какую другую" (Шерлок Холмс)

Полицейские в большинстве штатов облечены правом останавливать на улице тех, чье поведение показалось им подозрительным. Сперва для расспросов, а, если заметят чего-нибудь совершенно подозрительное, то и для поверхностного обыска. Существует целые труды на тему о том, как, когда, и каким образом полицейский на улице имеет право задержать человека, чем ограничено его право обыскать подозреваемого, и при каких обстоятельствах дело может закончиться арестом.
С одной стороны, полицейский как и любой другой гражданин, может подойти к кому угодно и задать вопрос. Натурально, как и любого гражданина, полицейского можно послать в известном всякому русскому человеку направлении. Я рекомендую, правда, поступать не так, а учтиво глядя в ответ, спрашивать: "Я обязан отвечать на вопросы?" Если полицейский говорит: "Да, вы обязаны", все, что Вы ему скажете впоследствии скорее всего удастся изъять из доказательств путем заполнения одного не очень сложного процессуального документа и одного sworn statement. Лучше, конечно, не рисковать и лишнего не трепать, но если Вам скрывать нечего, отчего бы не помочь стражам порядка этот самый порядок наводить. Если полицейский говорит: "Нет, не обязаны", одарите его лучезарнейшей из своих улыбок, и скажите: "ТОгда, если позволите, я не стану". Беспроигрышная ситуация. Наша доблестная полиция эту простенькую лемму разрешить не в состоянии, и наступает на эти грабли с упорством теленка, бодающего Игдрасиль.
Если же полицейский начинает человека, остановив, обыскивать, то безордерный этот обыск может быть мотивирован одним из двух: 1) полицейский углядел на ответчике какую-нибудь знакомую ему и не подлежащию ношению вещь (скажем, из под мышки торчала рукоять базуки) или 2) полицейский имел основания тревожиться за свою безопасность.
Scope of search (обыскиваемое пространство) при этом, по идее, ограничено той частью тела ответчика, где увидена незаконная вещь, или может быть спрятано оружие. Казалось бы. Полицейские-то знают: что найдешь - все твое... Особенно забавно читать в полицейских отчетах вещи вроде: "Офицеры Болд Донахью и Скрудж МакБластер патрулировали улицу Гренель, и увидели ответчика Джека Спэрроу, известного им по трем делам о наркотиках, разговаривающим с черной женщиной у входа в магазин. Полицейские остановили Джека и спросили его, что он тут делает. Джек замялся и не ответил. Полицейские, тревожась за свою безопасность, обыскали Джека и в левом его носке нашли пакетик с марихуаной, после чего арестовали его за попытку распространения наркотиков..." (насчет носка, кстати, я не шучу, а цитирую.) А потом перед светлыми очами судьи ваш покорный распинается, воздев руци горе, в терминах: "Каким образом опасная для полицейского вещь может иметь размер большой пуговицы для плаща и храниться глубоко в недрах носка? Если это reasonable scope of search, то я - вирус Нэо, и где моя большая ложка!"
Очень вероятно, что упомянутый Джек - большая скотина и заслуживает каталажки, и на один случай недоказанного распространения наркотиков приходится три случая неучтенного побития жены, один случай покражи магнитофона из чужой машины, и десять случаев употребления оных наркотиков в компании и без таковой. Несомненно, хранение марихуаны есть преступление перед законами штата. Но надо же и честь знать! Если полицейский начнет разувать каждого встречного, а любой, кто когда-либо привлекался к суду, может быть на этом единственном основании в любой момент остановлен, допрошен и обыскан, то нам пора переименовываться в Туркменистан. Все это понимают. Поэтому судья, скрипя сердцем, соглашается с моими доводами, и бедолага Джек в таком случае отделывается тем, что у нас называется slap on the wrist.
На этом месте всякий налогоплательщик, единственный наш кормилец, возопит: на что тратится время судьи и государственного юриста, не говоря уж о стоимости содержания Джека в каталажке и зарплате полицейского!
И единственный ему ответ звучит примерно так: мы находимся в ситуации Одиссея между Сциллой и Харибдой, - ввиду необходимости соблюдать тонкий баланс между необходимостью поддерживать порядок на улицах и сохранением прав и свобод предпоследнего никчемного пьянчужки.
На чем же удерживается этот тонкий баланс? На единственном во всей схеме человеческом факторе, имя которому: здравый смысл полицейского.
Таким образом, механика выработалась примерно следующая: полицейский, плюнув на правила, останавливает известную ему пакостную личинку, и находит на ней какую-нибудь дрянь. Личинка проводит ночь в каталажке, размышляя о смысле жизни, наутро судья ее, пожурив, выпускает, и, обретя на свою шею три месяца условно с регулярными визитами к probation officer и утратив вожделенную дрянь, идет бедная личинка, солнцем палима, вперед, к светлому будущему без наркотиков - или за новой порцией к дилеру.
Схема, в общем, работает - но уже из прочтенного Вами на данный момент, понятно, где именно она сбоит: кто контролирует контролеров? Никто. Что будет полицейскому за напрасный арест? Куда меньше, чем за оставленного на свободе преступника.
Что и приводит нас к знакомству с категорией дел, кoторые в нашей конторе называются walking while black.
Всем образованным людям известно, что рабство во Америке и в России отменили с разницей примерно в год - всего-навсего сто пятьдесят лет назад. Как говорится в известном анекдоте, "но осадок остался". Грубо говоря, если вы черного цвета или латинос, у вас на порядок больше шансов быть остановленным на улице "для расспроса". Ребята, ей-богу, я не либертианец - я просто занимаюсь этим чуть больше года, и через мои руки прошло около двухсот клиентов. Белых среди них было девятеро, и один случайный китаец.

А теперь про сыроежку.
Подходит ко мне давеча на тренировке сифу (учитель-китаец), вынимает меня из середины строя, и сурово говорит: "Ты знаешь, что случилось с В?"
Еще бы не знаю - бедолага уже второй час воет на всю школу как оборотень на луну, что потерял, едва две недели проработав, место печатальщика этикеток на складе - с бенефитами, страховкой и прочими свинцовыми прелестями новоанглийской жизни.
- Это потому что его арестовали! - грозно говорит сифу.
- Это потому что меня арестовали! - жалобно всхлипывает В.
Ситуация до омерзения типичная.
Шел парень (черный как головешка, ростом под два метра, когда он двумя копьями работает - движение во всей школе останавливается) поздно с работы, с предутренней смены, пропустил последний поезд, так что ковылял пешком. Навстречу коп-толоконный лоб, и давай докапываться: "А ты откуда, а зачем, а не пьян ли, а какого чОрта ты до сих пор штраф не выплатил, наложенный на тебя три года назад судом города N за транспортное правонарушение - сейчас я тебя за это дело арестую!"
На дворе четверг. Ни позвонить не дали, ничего. Продержали всю ночь в каталажке, наутро - в суд по месту ареста, пока очередь до него дошла - день прошел, и судья ушел. В общем, перевели до окончания выходных в местный аналог СИЗО - county jail.
А на работе политика - no come no show no tolerance, сиречь, не можешь явиться - позвони. А как он, в наручниках, из lockup'a, сердешный, позвонит? Он уже искричался охране чтобы позволили, но от каменного бати дождись желеной просфоры... Да и нет уж них такой возможности, в общем-то. Судите сами, что это будет, если каждому заключенному давать по телефону трепаться. Пресловутое право на один телефонный звонок началось и кончилось на полицейской станции, где его арестовали в два тридцать ночи...
В общем, парень потерял место. Когда в понедельник его выпустили, и он доцарапался до работы, там его ждал двухнедельный чек и письмо об отставке.
Ясно, говорю, приходи завтра в офис, обсудим. И ему понятно, и мне, что ничерта путного в этих обстоятельствах сделать не удастся. К полиции не подкопаешься, она все сделала по инструкции. К работодателю не подкопаешься - работник сам признает, что был предупрежден о политике, они не виноваты, что он три года штраф заплатить не смог (а не смог потому что только две недели назад на работу устроился, а до тех пор тарелки мыл за еду, но это уже другая история)...
Пришел. Сидит, чуть не плачет. Я бы, говорит, рад расплатиться с этим штрафом, но у меня только сто двадцать долларов, а надо семьсот... ой, и меня теперь в любой момент могут на улице так поймать?
Увы, говорю. Потому что правда увы.
Написал я, конечно, письмецо его работодателю, но больше на другое рассчитывал. Ты, говорю ему, все-таки не СЕО, тебе работу найти не так трудно - давай лучше посмотрим, что есть в округе, не отчаивайся, главное, не связывайся с неправильными людьми - это слишком просто начать делать, и невозможно закончить...
И нашли, что вы думаете.
Устроился каким-то охранником в супермаркет - еще и к дому ближе.
И самое главное - ходит теперь с сияющими глазами по школе и твердит как мантру каждому, кто готов его слушать: "Меня можно сбить с ног, мне можно причинить неприятности, меня можно оболгать, но меня не так просто победить! Ясно?"
Ясно, чего уж. Глядишь, и со штрафом расплатится.
Это я не столько к хэппи-енду, сколько к тому, что в нашем штате лучшим средством против произвола полиции является, по-видимому, непосредственное вмешательство провидения.
И вообще, все к лучшему в этом лучшем из миров.
Tags: контора пишет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 110 comments