July 18th, 2006

grave

(no subject)

под окном неторопливо, затягиваясь, как курильщик, уже двадцать минут воет собака.
  • Current Mood
    memento mori
ужоснах

(no subject)

Хамить женщине и бить женщину может только ничтожество. Все согласны, или как?
Нынешние времена ничем не отличаются от прежних в этом смысле - всегда были Брунгильды и Кримхильды: одни водили в бой армию, а другие дома шили для нее знамена. Так вот, первых, как бы там ни было, меньшинство.
Неверно, что всякая женщина слабее всякого мужчины, но большинство мужчин сильнее большинства женщин.
Я вам больше скажу - большинство мужчин толстокожее большинства женщин. И не обижайтесь, рыцари, - я говорю это в том смысле, в каком большинство коней толстокожее большинства кошек. Им легче держать удар. Поэтому нужно меньше силы, чтобы уязвить женщину, и расчет на сопротивление тоже меньше.
Нахамить женщине может только слизняк, которого всю жизнь гложет то, что у него кишка тонка померятся силами с мужчиной - будет бит и размазан. А тут - вряд ли. Безнаказанность, видимо, и дает ему пьянящее чувство победы, знакомое большинству из нас по другим источникам - а ничтожествами ни из каких других источников не добываемое. Поэтому во все времена развития человечества хамство и побои в адрес прекрасного пола оставались привелегией плебса.
Ничего нового я Вам пока не сказал, не так ли?

Удивительно, однако, чего только в жизни не насмотришься. Недавно я с интересом выяснил, у любого явления, у ничтожества есть несколько порядков. Следующий виток - это попросить другое ничтожество сделать то же самое за себя, и упиваться чувством победы со стороны. Надеяться, что за пакость не побьют, что обойдется. Тут у меня просто пропадает дар речи, и я прекращаю оную.
swamped attorney

Морда буден

Шеф приходит, размахивает делом:
- Этого я тебе просто отдам! Тебе понравится! У тебя же кошка есть? Ты в восторг придешь от этого дела!
Читаю протокол.
Девушке maggot'a соседи жаловались на кошку этой самой девушки - дескать, надоела. Девушка выгнала кошку прочь. Кошка не уходила.
Тoгда maggot с приятелем взяли два пневмопистолета, зажали кошку между окном и железной рамой и начали палить в нее, как в консервную банку. Облили кипятком. Опять стрелять начали.
Три часа. Пятьдесят пуль.
Полицейских вызывали охреневшие соседи, охреневшие полицейские вызвали animal control. Кошку пришлось усыпить прямо на месте - переломаны лапы, множественные повреждения.
Мужика за жестокое обращение с животными повинтили.
- Ну что, говорит шеф, возьмешь? - И хихикает, шушпанчик.
- Еще бы, говорю. Возьму. Я буду защищать его так, что ни один инквизитор не подкопается. Всее бумажки до одной сделаю. А что он свои пять лет получит от звонка до звонка, так никто не виноват, что слушанье было перед судьей Андерсоном, и что с прокурором не договорились, и что прецедент, процитированный в бумажках судьей признан недостаточным, и что сокамерники узнали случайно, за что мужик сидит...
Шеф испугался:
- Ну тебя к черту! - и файл отобрал.
Правильно, пусть сам возится и нечего бяку всякую в дом тащить. Cause of action, cause of action, новый состав, новый состав... мышь белая!
* удаляется, ворча