January 25th, 2005

backwards little me

(no subject)

Королевская кровь
Д.Аскиновский

Я письмо получила и читала смеясь,
И смеялся со мной гонец.
Собирается в битву богоизбранный князь
Возвращать себе свой венец.

Стало небо - бездонным, изумрудной - трава,
Опьянил аромат лесной.
И в ушах зазвучали золотые слова:
"Все, кто любит меня - за мной!"

Если честь прорастает сквозь ночные века,
Значит стоит на свете жить.
Я скрою орифламму, раздобуду шелка
И усядусь прилежно шить.

Мы бойцы, мы бастарды, мы услышали весть,
Мы примчимся издалека.
Нам досталась от бабок потаённая честь
Королевского перстенька.

Мы бойцы, мы бастарды, нет победы без нас.
Мы за брата встаём стеной.
И единственный водит нас в атаку приказ:
"Все, кто любит меня - за мной!"

Это властное тело и надменная бровь
И повадка - Господень Дар.
Собирается вместе королевская кровь,
Как заметила Жанна д'Арк.

Собирается вместе и течёт напрямик,
И с утёсов, и с кораблей.
И возводит на троны их законных владык -
Наших братьев и королей.

Недосуг заводить мне разговоры, дружок...
Кони бесятся за стеной.
Орифламма дошита, вот последний стежок:
"Все, кто любит меня - за мной!"

via psicheya
backwards little me

(no subject)

Вы меня, ребята, знаете, и в феминизме упрекать, надеюсь, оснований не имеете.

Так вот: несуществующий феминист во мне возмущен до глубины души.

Оказывается, женщины-юристы не имеют права прибавлять к имени Esq. То есть, могут, конечно, но это так же малопрофессионально, как брючный костюм в суде.
Родился женщиной - ходи в юбке и называйся просто Attorney. Осетрину прислали втрой свежести:(

Mea maxima culpa, "пижонство - самый отвратительный человеческий порок". (с) ГСБ И все такое.

Но какого же черта... я так ждал этого эсквайра!


:(
backwards little me

Лучшая за последнее время характеристика монетаризации льгот

via simonff

...Есть притча о господине, пославшем раба на рынок купить рыбы. Тот купил тухлую. Господин предложил рабу выбрать себе наказание: или съесть рыбу, или получить тридцать девять ударов палкой, или заплатить двенадцать шекелей. Раб решил съесть рыбу, съел одну, но тухлятина была такая, что он предпочел палки. Получив до двадцати ударов, он понял, что больше не вынесет, и заплатил деньги, испытав так тройное наказание. Если под рыбой разуметь нападки в прессе, под палками - пенсионерские блокады, а под шекелями - стабилизационный фонд, получается не притча, но аналитическая записка о ходе монетизации льгот.