Дэль 鈴 (ikadell) wrote,
Дэль 鈴
ikadell

Categories:

Рассказ на конкурс http://www.livejournal.com/users/vrochek/14663.html Шимуна Врочека.

          Когда говорили - "он" - сразу было понятно, о ком речь. Враги уважали его, друзья - просто боготворили, он был примером для всех, кому посчастливилось повстречать его на пути.  Потом с ним случилось то, что называют предательством. Его не изводили угрозами и оскорблениями, не пытали, и даже не шантажировали: невысокий рыжий человек с белыми зубами пристально посмотрел ему в глаза, и он задохнулся мучительно-жгучим дымом, а когда сознание вернулось к нему, на его щеках горела краска позора, а в сердце застряла тонкая ледяная заноза.

           Какое-то время он прятался от людей, но не убил себя, и даже не уехал потому, что был слишком нужен здесь, а еще потому, что никто не знал о его предательстве - только он и тот, другой.

           Он заметно изменился. Теперь в самых яростных спорах он не смел бросить другу обвинения, потому что последнее, самое резкое слово замораживал на его губах острый холод в сердце.  Он продолжал быть идеалом для многих и оставался суров к себе, но теперь, случалось, отказывался от самых трудных и достойных дел, не объясняя причины. 

           Когда, в ответ на признание, он услышал из уст любимой застенчиво-несмелое "да!", в груди его шевельнулся холод, и все вокруг сделалось серое.  Только через десять лет, закрывая крышку ее гроба, он увидел в занавешенном зеркале цветную улыбку - потому что она не знала о предательстве.

           Он отважно сражался и был награжден. С годами он сделался молчалив, а когда холод иглы становился невыносим, шел в кабаки, в толкотню освещенных площадей, пил с мужчинами и любезничал с женщинами, которые не знали.  

           Однажды на углу улицы к нему подошел нищий старик, прося подать монетку самому несчастному человеку на свете, - он засмеялся, и смеялся до самого рассвета   потом он заболел и слег, и бред на его устах сменялся проклятием; вечером, духовник, чувствуя приближение смерти, принимал, низко склоняясь к пересохшим шелестящим губам его, последнюю исповедь, - и он, прикусив губу, умолчал о предательстве.

           Когда он предстал перед троном Господним, архангел начертил крылом на облаке цифру девять, и молча указал ему вниз.  У ног его разверзлась бездна ада; в то же мгновение копошащиеся у костров черти, полуистлевшие останки грешников и терзающие их чудовища,  даже сам Повелитель Тьмы простерли к нему руки, крича: "Предатель! Вот идет предатель!"

           И тогда ледяная заноза выскользнула из его сердца, тихонько лязгнув о каменный пол преисподней.

7.1995

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments